21:28 

все то, что между нами - 3 часть;

Кукла неблагодарная
Название: Все то, что между нами
Автор: Кукла неблагодарная
Бета: Tatyana_Sparrow
Жанр: слеш, гет (совсем чуть-чуть)
Тип: романс, приключения, повседневность
Рейтинг: ?
Пейринг: ГП/СМ - основной
Размер: миди-макси
Саммари: решив, что пришла пора спокойной жизни, Гарри уходит из аврората и устраивается преподавателем ЗоТС. Неожиданно для самого себя, мужчина оказывается втянут в чемпионат по квиддичу между европейскими школами, становится на пути у своего сына, находит новую любовь и теряет старую
От автора/предупреждение: 1. Идея с квиддичем между школами не нова, но мне хочется, так что фи на всех, кто будет орать "Боян".
2. Я устроила произвол, а именно
- у ВСЕГО семейства Уизли в расчет беру только тех детей, которые указаны в эпилоге
- Лили младше Альбуса на 6 лет, а не 2 года
- Гарри стал отцом Альбуса в 22, а не в 24-25
- соответственно, отцом Джеймса в 21

1 часть | 2 часть | 3 часть

Визуальное сопровождение:
Гарри
Скорпиус
Джеймс
Альбус
Джинни
Лили
Драко


*кликабельно*

8 и 9 главы пока не бечены

Глава 8

Прим. автора: глава техническая. Она написана несколько отдельно от всего текста и предназначена для разъяснения некоторых технических вопросов Чемпионата.

– Не понимаю, зачем такая скрытность?! Они играют с нами словно кошки с мышами, – Коллинз недобро сверкнул глазами, и Гарри невольно вспомнил себя и друзей в этом возрасте. Такие же решительные и уверенные, что мир можно изменить одним желанием, а несправедливости существовать не должно. Война и годы в аврорате открыли глаза на истинное положение вещей и законы жизни. Но как же все-таки приятно было верить в светлые идеалы!
– Министерство! – Каролина недовольно поджала губы. У нее были все основания недолюбливать чиновников. Конечно, она не застала те времена, когда ее родители были под пристальным вниманием по делу об Упивающихся, а авроры в доме Ноттов бывали чаще, чем глава рода с супругой. Но Теодор и Дафна наверняка настроили дочь против всех министерских работников вместе взятых.
– Ладно, мы собрались здесь не для того, чтобы обсуждать действия чиновников. Что вы хотели рассказать нам… профессор? – Джеймс немного запнулся – больше чем за месяц он так и не привык обращаться к отцу в официальной форме. Наверное, потому, что он этого почти не делал.
– Кхм. Спасибо… мистер Поттер, – Гарри тоже замялся. – Как я уже сказал, наконец-то стали известны некоторые подробности Чемпионата. Всего в нем принимает участие двенадцать школ, – мужчина достал из кармана куртки клочок пергамента, который вызвал у Малфоя язвительную усмешку. – Всего три группы по четыре школы. Первая: Болгария, Румыния, Германия, Испания. Вторая: Великобритания, Италия, Польша, Норвегия. Третья: Финляндия, Швеция, Чехия со Словакией, Португалия. Сначала будут проходить соревнования внутри групп, после чего из каждой выйдет по два участника. Как это будет организовываться в дальнейшем еще не известно…
– Опять темнят, – Линдсей не удержался от возмущенного возгласа.
– Матчи между командами одной группы будут проходить на территории школ, входящих в другую, – игнорируя возмущенного парня, Гарри продолжил. – Соответственно… да, мистер Бут?
– Школ двенадцать, матчей – восемнадцать. Значит, кто-то примет участников Чемпионата два раза, кто-то – один?
– Да, я как раз к этому походил. Вы все верно заметили. Шесть школ организует один матч, оставшиеся – два. Не знаю, сколько пройдет на территории Хогвартса, но мне стало известно, что на следующей неделе к нам прибудут команды Германии и Румынии из первой группы. Так что с четверга в школе будут толпиться столь нелюбимые вами чиновники и готовить поле к принятию гостей. Поэтому три дня тренировок не будет.
Ребята разочарованно вздохнули. Частые тренировки были порой утомительными, а в оставшееся время приходилось расставлять приоритеты и выбирать между друзьями и учебой. Но в то же время они боялись, что такие перерывы могут плачевно сказаться на их результативности. Поттер верно уловил настроение команды.
– И хорошо, что так. Вам нужно передохнуть, а то скоро на метлах сидеть не сможете. Кроме того, будет полезно посмотреть на игру этих команд. Читали же газеты – Болгария с трудом вырвала победу у Германии, значит, немцы – сильные ребята. Так что в следующую субботу чтобы все были на поле и глаз от них не отрывали! Кто не явится – будет наказан.
Мужчина обвел взглядом своих ребят, убедился, что все кивнули утвердительно, и задумался.
– Так, что еще не сказал? Да… расписание игр. Его, опять-таки, нам не дают. Знаю только, что на первый тур – это по группам, отведено что-то около двух с половиной месяцев. Все игры будут проходить по субботам, по одному-два матча за раз. Ну, это вы и сами уже поняли. Пожалуй, у меня все. Вопросы? Да, мисс Финч-Флетчли?
–Эм, профессор Поттер… ммм... откуда в Европе такое количество школ? Некоторые из перечисленных вами стран не больше Ирландии! И почему не участвует Франция? Шармбатон – одна из известнейших школ.
Нотт и Скорпиус окинули хаффлпаффку удивленным взглядом. Они явно знали ответы на эти вопросы, но отец Марии был магглорожденным, ей не откуда было подчерпнуть эти знания. Насколько Поттер помнил, Бинс не утруждал себя объяснениями данного раздела истории магии. Точнее, он никогда не преподносил ее под таким углом, чтобы и Мария знала ответы на эти вопросы. Сам Гарри был в курсе только благодаря Гермионе, которая, узнав о полном невежестве друга в данной теме, поспешила его просветить. Кстати, досталось и Рону, который просто никогда не задавался подобными вопросами.
– Не обладаю я талантом к истории, но раз вы спрашиваете… – Гарри задумался. – Вы знаете, что ранняя история государств пестрит междоусобными войнами и конфликтами с другими соседями. Короли делили территории, страны были разменной монетой. В те времена маги послабее прибивались к более сильным, живущим в укрепленных замках, способных выдержать нападения и осады. Они, понятное дело, строились в местах, называемых магическими колодцами. Вы ведь в курсе, что это такое? Прекрасно. Европа является этаким эпицентром скопления колодцев. Чем дальше от нее – тем их меньше. На всю Австралию, к примеру, всего два таких колодца. Представьте себе получившуюся ситуацию. Маги со всей Европы разбрелись по замкам, отстроенным на колодцах. Отдельно от импровизированных сообществ жили только те, кто был несколько не в себе, или у кого дома были построены на территории колодцев, пусть и более слабых. И если со взрослыми не возникало проблем – женщины вели домашнее хозяйство, мужчины охотились и защищали территории своих сюзеренов, то детей необходимо было обучать магии, чтобы они не навредили себе или кому-то еще. Поэтому наиболее опытные и, чего уж там, старые маги занимались преподаванием. Таким образом, как вы понимаете, прошел не один десяток лет. Точно судить не возьмусь – это не появилось и не закончилось в один момент, все происходило постепенно. Но со временем мировая ситуация стабилизировалась, войны становились все реже, короли все больше предпочитали решать дело мирным путем. Маги стали постепенно разъезжаться из замков. Конечно же, в большинстве своем старики оставались на месте – не в их возрасте было осваивать новые территории, налаживать заново быт. Они с удовольствием продолжали заниматься с юными магами, обучая их. Так началось формирование существующих нынче школ. Да, мисс Финч-Флетчли?
– Хогвартс так же был основан?
– Не совсем. В «Истории Хогвартса» об этом не говорится, но колодец, на котором расположена школа, появился где-то в пятнадцатом веке. Точно не известно. Его открыли Ровена Равенкло и Салазар Слизерин. История нашей страны удивительна тем, что все стихийно сформированные сообщества распались. Глядя на опыт Европы, четыре мага решили основать школу, чтобы иметь возможность обучать магов.
– Что насчет магглорожденных?
– Тяжелый вопрос. Если удавалось столкнуться с таким ребенком, его просто выкрадывали из семьи, стирая память родителям, а порой даже не делая этого. Но как правило именно их сжигала на своих кострах Инквизиция.
– То есть обучение получали в основном те, кто родился в семьях магов?
– Да.
– Тогда не удивляюсь, почему Слизерин требовал, чтобы в школу принимали только чистокровных.
– Все верно, – Гарри невольно бросил взгляд на Малфоя, но тот выглядел несколько отрешенным, на лице ни грамма презрения или высокомерия. – Чем больше Европа напоминала своим административно-территориальным делением современную, тем сильнее возрастало давление на эти школы. Правители делили между собой старинные замки, которым принадлежали огромные земли, отстоять которые помогала лишь магия. Иначе они уже давным-давно были разграблены и разделены на куски. В ходе вековых споров, военных действий и напряженных переговоров государства поделили между собой школы, либо же они сами присоединились к кому-либо. Но поскольку в Европе много мелких стран, то часть школ объединилась, зачастую опять же по территориальному признаку (как Австрия с Венгрией).
– В смысле – объединились?
– Насколько я понял, учителя одной школы вместе со своими учениками перебрались в другую.
– А замок?
– По-разному. Какие-то просто остались у прежнего владельца. Или же, если он переехал вместе со всеми, передались его наследникам. Одним словом, перестали быть школой, вновь став домом. Но большинство все-таки сохранили за собой свой статус. В Европе из-за того, что она является центром скопления магической энергии, магов рождается больше, чем в других частях света. Заниматься магией тут легче, чем где бы то ни было. Мы быстро восстанавливаем магический фон, подпитываясь из окружающего мира. Кроме того, мы сохраняем и преумножаем свои знания, делясь ими со своими учениками. Хоть в Австралии, Африке, Америках и так далее имеются свои школы (буквально раз, два и обчелся), их маги предпочитают отдавать своих детей на обучение в Европу. Великобритания довольно большая страна, поэтому нехватка учеников Хогвартсу не грозит. Но, например, в бельгийской школе половина учащихся – приезжие. Вот поэтому в Европе такое большое количество действующих и процветающих школ.
– Так что насчет Шармбатона?
– Да, чуть не забыл. В этой школе делают акцент на науках вроде Рун и Астрологии. Из Шармбатона выходят прекрасные ученые, теоретики. Но вот в практике, связанной с физическими нагрузками, они не сильны. Да, Шармбатон одна из сильнейших по уровню образования школ. У них немало кружков, среди которых есть и квиддичный. Но они не отдают ему должное внимание и усилия, чтобы иметь возможность участвовать в Чемпионате. Зачем соревноваться в том, в чем заведомо проиграешь?
Ребята негромко рассмеялись. Понятно было, что высокомерные французы не хотят ударить в грязь лицом перед всей Европой.
– И как они объяснили свой отказ?
Поттер загадочно улыбнулся.
– Тем, что они и так одни из участников Кубка Трех Волшебников, поэтому в Чемпионате надо дать поучаствовать другим.
– И теперь мы на их фоне выглядим жадными до славы. Вот ведь… слизни! – Коллинз стукнул кулаком по лавке, а Джеймс задумчиво протянул:
– Тогда нам ничего другого не остается, кроме как победить.

Глава 9

Школа кишмя кишела министерскими работниками, которые хотели привлечь к подготовке еще и Гарри. К счастью, ему удалось ускользнуть, и теперь он следил за царящей внизу суматохой из окна Астрономической башни. Целый наряд авроров тщательно проверял поле на предмет темномагических проклятий и вообще любых других вредящих заклятий. С головы гостей не должен был упасть ни один волосок, иначе разразится международный скандал!
Ленивые размышления мужчины были прерваны насмешливым голосом.
– Неужели вы здесь прячетесь?
Настроения ставить на место наглого мальчишку не было, хоть профессор и понимал, что стоит один раз дать слабину, и ученик окончательно перестанет соблюдать дистанцию между ними.
Не получив ответа на свой вопрос, Скорпиус прошел к окну и встал рядом с Гарри. Они практически соприкасались локтями.
– Вы были и остаетесь самым молодым игроком столетия. Никогда не хотелось заняться спортом профессионально?
Было понятно, что проще ответить, чем отмолчаться – мальчишка точно не отвяжется. Задаст еще вопросов сто двадцать, пока не добьется своего.
– Конечно же, такие мысли меня посещали, как и любого, кто в школе играет в квиддич.
– Почему вы выбрали работу аврора?
Потому что магическое сообщество не приняло бы его выбор – победителю Темного Лорда не надлежит ловить на поле мячики, и он слабовольно пошел по пути наименьшего сопротивления: Поттеру не хотелось снова оказаться непонятым и непринятым.
– Потому что работа аврора привлекала меня больше.
Скорпиус прищурился, с сомнением глядя на Гарри.
– Простите, но если так, то вы – мазохист. На вашем месте я бы после такого видеть не смог все, что связано с темной магией. С одиннадцати лет лицом к лицу сталкиваться с Волдемортом, – мужчина удивленно изогнул брови. Мальчишка, сын и внук Пожирателей Смерти, не боится произносить имя, от звука которого у некоторых до сих пор поджилки трясутся. – Убить его в какие-то семнадцать лет – вы тогда были старше меня всего на год, сохранить после этого жизнь и рассудок… и пойти в аврорат, словно в надежде закончить то, чего не удалось сделать недолорду.
– Рассуждаешь как типичный подросток.
Вопреки ожиданиям, Скорпиус не обиделся, а только негромко усмехнулся.
– А я он и есть.
Почему-то после этой фразы Гарри расслабился. До сих пор он все время ожидал от слизеринца подвоха: было дело в его семье, в нем самом и его поведении или в чем-то еще – неизвестно, но мужчина всегда чувствовал напряжение, находясь рядом с этим непонятным ему юношей. Но Скорпиус был прав – он подросток. Родился в семье, к счастью, не законченного ублюдка и аристократки, учился на факультете змей, старался быть крутым, как и многие в его возрасте, вот и кажется плохишом.
– Мистер Поттер, вы любите Вивальди?
Вопрос застал мужчину врасплох. Заметив это, Малфой усмехнулся и пояснил, растягивая слова, как его отец:
– Для вас такая неожиданность, что я знаю маггловских композиторов? Мы с семьей часто ездим во Францию, а там аристократы очень любят классическую музыку немагического сообщества. Да, там принято именно так определять тех, кого мы просто называем магглами. Мои дед и отец всегда насмехались над подобной политкорректностью. Знаете, я с ними согласен. Не надо так понимающе смотреть на меня. Вы вслушайтесь! Есть маги, а есть не маги. Магглов во Франции уважают еще меньше, чем в Англии. Их считают недосообществом. Мы, англичане, дали им свое название. Во Франции магглы этого лишены. Там они те, которые не маги.
Гарри стало неуютно. Тот, кто должен был быть совсем еще ребенком, рассуждал слишком здраво. Он замечал больше, чем тридцативосьмилетний взрослый человек, который двадцать лет вращался в мире политики. Рядом с самым молодым из Малфоев Поттера бросало из крайности в крайность. Он то расслаблялся, то напрягался обратно, то начинал его уважать за здравость рассуждений, то недолюбливать за чисто слизеринские черты характера.
– Я вам не нравлюсь?
– Ты мой ученик.
– Вы ответили не на тот вопрос. Я вам не нравлюсь? – с нажимом повторил Скорпиус.
– И еще раз: ты мой ученик, я должен относиться к тебе нейтрально.
– Что вы должны, меня не интересует.
Отвернувшись от окна, Гарри направился было в сторону лестницы, но почему-то задержался. Прижавшись спиной к стене, он несколько раздраженно посмотрел на своего непрошенного собеседника.
– Ты слишком нахален.
– Это вам не нравится?
Ответа не последовало.
– Вам достаточно сказать – и я уйду, не буду навязывать своё общество.
От этого предложения Гарри неожиданно разнервничался. На душе стало как-то погано, словно случилось что-то плохое. Так обычно бывало, когда он ссорился с кем-то из близких: Джинни, Гермионой или детьми, а еще – перед аврорскими рейдами, на которых кто-то из его ребят в итоге был ранен или даже убит. Почему он вдруг так отреагировал, Гарри не смог бы ответить. Может, просто стало стыдно из-за того, что предвзято относится к парню. Скорпиус не сделал и не сказал ничего такого, из-за чего его можно было бы невзлюбить, но Гарри вел себя так, словно тот уже провинился самым страшным образом. Да, определенно в нем говорила гриффиндорская совестливость.
Разобравшись с тем, что стало причиной возникшей нервозности, мужчина расслабился и постарался успокоить парня:
– Мистер Малфой, я отношусь к вам нормально. Вы мой ученик, и у меня нет никаких причин относиться к вам как-то иначе, чем к остальным.
Казалось бы, это должно было обрадовать мальчишку – он ведь переживал, что профессор его недолюбливает. Но, вопреки ожиданиям, Скорпиус вместо того, чтобы расслабиться, как-то заледенел.
– Спасибо, что ответили, – улыбка вышла рассеянной и отстраненной. – Хорошего дня, мистер Поттер.
Только когда слизеринец ушел, Гарри краем сознания отметил, что опять переходил на неофициальный тон, общаясь с Малфоем наедине. Может, это ввело юношу в заблуждение, и он решил, что преподаватель выделяет его среди учеников, относится к нему как-то по-особенному? Вполне вероятно. Тогда это объясняет и его реакцию. Он не мог прямо спросить что-то вроде «Я у вас в любимчиках?», поэтому пошел от противоположного. Наверное, ждал, что Гарри ответит «Нет, как раз наоборот, вы мой любимый ученик». А услышав, что профессор не выделяет его среди остальных, расстроился. «Забавно выходит – еще один Малфой хотел со мной сблизиться, а я его оттолкнул». Поежившись, вспомнив, чем все закончилось с Драко, Поттер твердо решил не оставлять ситуацию со Скорпиусом в таком… виде. Не стоит повторять историю.

***

Гарри не стал отказываться от неожиданного приглашения Невилла посидеть, немного выпить. Это была не совсем удачная идея, учитывая, что школа полна министерских сотрудников и журналистов, а взбудораженные школьники наверняка предпримут все, что в их силах, чтобы нарушить комендантский час. Но профессорам необходимо было расслабиться: Поттеру потому, что его жизнь летела к чертям, а вот в чем заключалась причина Лонгботтома, никто не знал.
Когда они оба достигли нужной кондиции, Гарри устало произнес:
– Знаешь, мне кажется, у меня кризис среднего возраста.
Невилл понимающе хмыкнул:
– От Гермионы нахватался?
– От кого же еще?
– Кстати, как там она?
– Говорит, что хорошо.
– Вы разве не видитесь? – Лонгботтом и не догадывался, как точно задал вопрос, и от этого Гарри буквально прорвало:
– У нее своя жизнь. И у Рона. Я давно заметил, что мы стали отдаляться друг от друга. У всех своя жизнь, своя семья. Мы виделись все реже. А эта Румыния, – мужчина махнул рукой. – Рон переехал к ней. Я его понимаю, но все-таки… теперь он в Англии бывает только на тренировках. Потом сразу домой, на континент. Письма стали все реже. Он занят, да и не любитель переписки. Гермиона пишет о драконах и детях. Спрашивает, как там Хьюго, рассказывает о Рози. Ты пойми, я люблю племянников, но это не все, что я хотел бы обсуждать с лучшей подругой. На эти же темы я мог бы говорить с кем-то малознакомым. Из наших отношений ушла доверительность. Сколько бы мне хотелось ей рассказать! Не с Роном же делиться о своих проблемах в личной жизни. Все-таки он брат Джинни.
– Что с твоей женой?
– Не с ней, со мной, – Гарри невесело улыбнулся. Кажется, я главный мудак мира. Моя жена – первая красавица школы, которая в тридцать семь выглядит как двадцатипятилетняя девчонка. Она подарила мне трех замечательных детей. Самая терпеливая, заботливая, понимающая, поддерживающая… и я ее больше не хочу! Я по-прежнему хорошо к ней отношусь, но этого слишком мало, чтобы обнимать ее, целовать, заниматься с ней сексом, – в обычном состоянии Поттеру было бы стыдно говорить на такие интимные темы, но алкоголь развязывает язык и большим скромникам. – Дошло до того, что я стараюсь не появляться дома, чтобы только не отталкивать ее, когда она ко мне прикасается. Лили скучает, спрашивает, где папа. Она и раньше-то меня редко видела, а сейчас – дай Мерлин раз в неделю. Зато с сыновьями каждый день сталкиваюсь, что только усугубляет ситуацию, как мне кажется. По крайней мере, Джеймс стал злиться на меня чаще и больше, он теперь все время это делает. Кажется, он меня ненавидит. И Альбус все реже проводит со мной свое свободное время. В начале года ни на шаг от меня не отходил, а сейчас словно избегает. Я умудрился потерять всех своих самых близких людей.
Невилл понимающе похлопал приятеля по плечу и рассказал, как бабушка, по-прежнему бодрая и деятельная, несмотря на возраст, мешает его отношениям с Ханной, как жена уже на грани либо срыва, либо развода. Конечно же, это плохо сказывается на их дочке. Ребекка часто плачет и просит родителей не покидать ее. При этом бабушка искренне считает, что причиной состояния девочки является слабохарактерность ее матери. Поставить на место старую женщину Невиллу не позволяют ни совесть, ни страх потерять ее, как своих родителей. Просто какой-то порочный круг без выхода.
Мужчины выпили за решение проблем, и Гарри подумал, что с одной из своих, не рассказанной приятелю, разберется завтра же.

***

С самого утра школа бурлила так, как когда-то в девяносто четвертом в день прибытия делегации из Шармбатона и Дурмстранга. Гарри и Невилл, сидя рядом за преподавательским столом, старались держаться невозмутимо и не давать поводов для сплетен. Вечер откровений перерос в банальную попойку, благо Поттеру как обычно сопутствовала удача, и уснул он прямо в комнате бывшего однокурсника. Какой скандал разразился бы, увидь его кто-нибудь ночью в коридорах школы пьяным до беспамятства! К сожалению, оставалось еще одно испытание: как продержаться с похмельем до отъезда журналистов и министерских сотрудников?! Конечно, Лонгботтом достал из своих запасов все необходимые зелья: тонизирующие, болеутоляющие, укрепляющие, но они были направлены на боль несколько иного рода, поэтому не могли до конца избавить от симптомов. Оставалось мужчинам молча морщиться от ярких вспышек камер и слишком громкой болтовни учеников.
К счастью, всякая пытка не вечна, и завтрак подошел к концу. Всем не терпелось занять более удачное местечко, поэтому за двадцать минут до открытия стадиона зрителям Большой зал был почти пустой. Не спешили только члены команды – для них были отведены места на одной из башенок, где должны были расположиться преподаватели.
Когда с завтраком, наконец, было покончено, Гарри вышел из-за стола и, сделав небольшой крюк, подошел к слизеринцам.
– Мистер Малфой, после матча подойдите, пожалуйста, ко мне, надо будет кое-что обсудить, – сказано это было максимально официальным тоном, чтобы у окружающих сложилось впечатление, что речь пойдет о квиддиче, но Скорпиуса это, кажется, ничуть не обмануло. Согласно кивнув, он повернулся обратно к Каролине и продолжил прерванную беседу.
Решив, что с этой проблемой на данный момент покончено, мужчина покинул зал, уже нигде не задерживаясь и ни на кого не глядя. Поэтому для него стали неожиданностью раздавшиеся сзади быстрые шаги – кто-то явно спешил догнать его. Притормозив, Гарри несколько нервно обернулся. Он вдруг испугался, что Скорпиус решил перенести разговор и прояснить все прямо сейчас, но это оказался Джеймс. Возникшее на мгновение облегчение сменилось недоумением и напряжением – сын был, кажется, в настоящей ярости. Догнав отца, юноша резко толкнул его в грудь, заставив отступить назад на пару шагов.
– Я предупреждал тебя! Не смей! Не смей так поступать со мной, не смей так поступать с мамой! Ты ее просто не заслуживаешь, старый козел! Ублюдок! Ненавижу тебя! – все время, что с его губ срывались злые слова, Сириус не переставал толкать Гарри в грудь, то ли вымещая свою злость, то ли надеясь причинить боль. Наконец-то опомнившись, мужчина схватил сына в охапку, благо был сильнее его, не давая ему продолжить свои нападки.
– Да что с тобой происходит?! Джеймс, о чем ты?!
Юноша пытался одновременно вырваться из захвата и ударить отца, но у него ничего из этого не получалось сделать. Единственное, чего ему удалось добиться – это доставить неудобство.
– Не притворяйся! Я все знаю! Думаешь, я слепой?! Отпусти меня! Черт, отпусти меня!
Понимая, что в Большом зале их могли услышать, а даже если и нет – скоро по холлу пойдут оставшиеся там ученики и преподаватели, Гарри с трудом поволок сына в ближайшую нишу, где можно было бы скрыться от посторонних глаз. Но стоило на секунду ослабить хватку, как Джеймс извернулся и заехал ему кулаком в челюсть. Невольно отпрянув от юноши, Поттер отпустил его и, тяжело дыша, провел ладонью по поврежденному месту. Инстинкты требовали наказать обидчика, а разум – не заниматься рукоприкладством по отношению к сыну, несмотря ни на что. К счастью, Джеймс, кажется, немного успокоился и больше не порывался врезать отцу.
– Только ради мамы предупреждаю тебя в последний раз: держись от Скорпиуса подальше. Не любишь ее, так хотя бы не изменяй, особенно со своими учениками. Ты просто аморальный ублюдок, – парень невесело усмехнулся и запустил пальцы в волосы, с усилием потянув их. Создавалось ощущение, что он просто не знает, что делать, и лишь с трудом держит себя в руках. – Почему ты хочешь все разрушить? Зачем надо причинять всем боль? – в глазах Джеймса читались боль и отчаяние, но Гарри не мог понять, что все это значит. Он понимал слова, которые говорил сын, но до него не доходил смысл сказанного.
Он взял Сириуса за подбородок, заставляя посмотреть на себя, но юноша дернулся, высвобождаясь. Чувствовалось, что его главным желанием сейчас было не видеть отца.
– Послушай меня. Я не понимаю, о чем ты говоришь. Твоя мама… она по-прежнему остается моей любимой. Я не изменяю ей, что бы ты там себе не придумал. Особенно с Малфоем, – в голосе проскользила какая-то истерическая хрипотца, пришлось откашляться, прежде чем продолжать. – Вообще, при чем тут он? Я не педофил, и не гей, – на последних словах Джеймс дернулся, словно хотел посмотреть на Гарри, но передумал. – Поэтому тебе не за что меня ненавидеть.
Парень все-таки посмотрел на Гарри, но взгляд его был нечитаемым. В нем одновременно было столько всего, что сложно было вычленить хотя бы одну эмоцию.
– Не за что? Хах… – Джеймс покачал головой. – Ты ошибаешься. Мне есть за что тебя ненавидеть, – теперь он определенно смотрел с презрением, – так же, как тебе есть за что – меня.
– Черт побери, о чем ты говоришь?!
– Ни о чем, – юноша отвернулся и направился в сторону холла перед Большим залом, лишь дернув плечом, когда Гарри попытался схватить его, чтобы остановить.
Решив, что не стоит сейчас догонять сына и пытаться с ним объясниться, Поттер с минуту еще постоял на том месте, где они с Джеймсом выясняли отношения, и только после этого проследовал за ним на выход из школы.

Глава 10

Матч оказался не особо интересным. Конечно, на немцев было приятно посмотреть, но румыны играли крайне слабо, из-за чего сложно было получить хоть какое-то удовольствие. Но эстетическая составляющая волновала Поттера в последнюю очередь, важнее было понаблюдать за технической стороной. Сидящий рядом с ним Скорпиус наблюдал за разворачивающимся на поле действием не менее напряженно, в то время как другие ученики разве что не зевали от скуки. Исход матча был ясен уже в первые десять минут, более того, было понятно, что румыны из группы не выйдут. Не потому, что оказались в одной с Германией и Болгарией, просто они были откровенно слабыми игроками. Ожидать иного от школы, чьей специализацией являлось изучение и взаимодействие с разумными существами, не приходилось.
Когда Гресслер забил очередной гол, Гарри украдкой посмотрел на сына. Случившееся с трудом укладывалось у него в голове. Джеймс не мог всерьез подозревать его в связи с младшим Малфоем. Эта идея была настолько абсурдной, что становилось невозможным даже думать об этом. Откуда только взялись такие идеи? Джеймс смотрел на поле, но по отсутствующему взгляду было понятно, что игры он не видел, и мужчине оставалось только гадать, о чем сын думает. Может, он проникся сказанным отцом, и теперь пытается мысленно свыкнуться с тем, что допустил чудовищную ошибку. Или же размышляет о вещах, из-за которых считает, что ненавидит старшего Поттера. Гарри не верил в то, что сын на самом деле чувствует что-то подобное. Он ведь не изверг, чтобы был для этого какой-то повод. Скорее, у Джеймса просто было много обиды на вечно занятого отца, которая с годами все туже стягивалась в груди, прячась под маской ненависти.
Оторвавшись от происходящего на поле, Скорпиус повернулся к Поттеру. Мужчина тут же отвел взгляд, устремив его на вратаря румынов, но парень успел заметить, на кого тот смотрел.
- Поругались с Джеймсом?
- С чего ты взял? – вопрос прозвучал несколько грубее, чем хотелось бы, неприятно было, что кто-то посторонний знает о разладе в семье Поттеров. Но Малфой, кажется, ничуть не обиделся. Правда, Гарри показалось, что выглядел он несколько подавленным или расстроенным. Сложно было определить, что за переживания таятся за выражением холодной вежливости, которой слизеринец прикрывался большую часть времени. «Зато не высокомерие, как у его отца».
- Предполагаю. Но, надеюсь, наш разговор после матча еще в силе?
Поттеру удалось скрыть свое изумление возникшим, казалось бы, из воздуха вопросом, но ответ последовал только после непродолжительной паузы.
- Конечно.
Хоть внешне мужчина оставался спокоен, в душе Гарри трусливо надеялся на то, что Джеймс не услышал и не увидел, как они с Малфоем переговаривались. Непонятная убежденность сына в отношениях отца с учеником привела к нелепым последствиям. Игнорировать слизеринца Поттер не собирался, на то не было никаких разумных причин, но возникло желание скрывать от чужих глаз моменты их общения, словно они делали что-то предосудительное.

***

Скорпиус сидел в кресле в кабинете Гарри и разглядывал спартанскую обстановку.
- У вас почти нет личных вещей, и никаких фотографий. Странно, вы же человек семейный.
Сняв очки и устало потерев переносицу, мужчина тихо ответил:
- Ты, кажется, забыл, что я бывший аврор.
- Вам не положено было иметь личных вещей на работе?
- Да.
- Почему?
- Ну а как ты себе это представляешь? Заходит к тебе в кабинет подозреваемый в использовании темномагических проклятий на магглах, а у тебя на столе фотографии твоей жены и детей. Конечно, можно было бы и поставить пару рамочек, но только в том случае, если хочешь стать вдовцом.
- Вы же больше не аврор.
- Привычка.
От этого разговора стало неуютно. Вроде бы все понятно, логично – проработав двадцать лет в одних условиях, сложно перестроиться под другие, но все же ничто уже не мешает поставить на стол рамку с фотографией семьи. На какое-то мгновение Гарри почувствовал себя предателем, но не позволил себе дальше заниматься самобичеванием.
- Давай лучше поговорим о том, зачем я тебя сюда позвал.
- О немцах?
- Да.
Почему-то Гарри решил соврать, просто в последний момент оказалось проще согласиться с предположением Скорпиуса, чем затрагивать щекотливую тему. Следующие минут десять учитель и ученик обсуждали все плюсы и минусы стратегии команды ВВ (от названия академии Варен Виг), решая, что из этого лучше всего взять на вооружение, а что у хогвартсев попросту не приживется. Прервал их стук в дверь и вошедший вслед за этим Альбус. Увидев, что отец не один, юноша неуверенно улыбнулся.
- Извини, не хотел помешать, зайду попозже.
- Можешь тут подождать, все равно мы скоро закончим, - мужчина вопросительно посмотрел на Малфоя и, получив утвердительный кивок, сделал приглашающий жест в сторону небольшого дивана.
Гарри давно заметил, что Скорпиус не питает ненависти ко всем, кто носит фамилию Поттер. Юноша вообще держался нейтрально практически со всеми, из-за чего был довольно популярен среди учеников. Конечно, большую часть сделали его внешность и ум, но вежливое отношение со всеми только укрепило позиции слизеринца. Поколение участников войны вообще было настроено более дружелюбно по отношению к тем, кто учился на «вражеском» факультете. Видимо родители, пережив террор Волдеморта, не хотели своим детям повторение их судьбы, поэтому не настраивали против слизеринцев или гриффиндорцев. Печально только то, что дружба между факультетами зародилась не до, а после войны.
Сделав на одной из схем, наскоро нарисованных на пергаменте, последние пометки, Гарри отпустил Скорпиуса и направил свое внимание на сына.
- Что-то случилось?
Альбус рассеянно улыбнулся.
- Нет, просто зашел в гости. Мама сегодня написала, спрашивала, как у тебя дела.
Казалось бы раздавленное чувство вины снова разрослось в душе. Дела с Джинни шли все хуже, это было похоже на снежный ком – секундное охлаждение потянуло за собой множество проблем, справиться с которыми никак не удавалось. Они не ссорились, но чувствовалось, что жена обижается из-за того, что Гарри почти не навещает их, и в камине перестал появляться. А он никак не мог справиться с собой и вернуть себе желание быть с любимым человеком. Его чувства к Джинни не прошли, они по-прежнему отзывались в сердце теплом и нежностью, но теперь к ним были примешаны горечь вины и досады на самого себя.
- Ты ей уже ответил?
- Да, сказал, что у тебя все хорошо. Не стал рассказывать ей про Джеймса – не хочу расстраивать, и он сам ей тоже не говорит про тебя и… - юноша запнулся, не зная, как лучше выразить то, что он видел.
Хотелось со стоном вцепиться себе в волосы и выдрать пару клоков, чтобы физическая боль хоть на какое-то время отвлекла от навалившихся проблем. Из аврората Гарри уволился для того, чтобы наладить отношения с родными, но вышло как раз наоборот.
Сев на диван рядом с Альбусом, мужчина погладил его по голове, задержав ладонь на затылке.
- Завтра вылазка в Хогсмид. Хочешь, сходим вместе? Конечно, если ты идешь с друзьями, я не настаиваю, просто в последние недели мы мало времени проводим вместе.
- А Джеймс?
- Не думаю, что он согласится.
- Хорошо, - улыбка получилась робкая, но в глазах, кажется, было облегчение. Сердце больно кольнуло – неужели Гарри такой плохой отец? Но, может, еще не поздно все исправить?

***

Гарри и Альбус сидели в Трех метлах. Пабом теперь заведовала племянница мадам Розмерты – та неожиданно выскочила замуж за какого-то русского мага и уехала к нему на родину. Виктория оказалась не менее обаятельной, чем ее тетя, к тому же ей было лет двадцать пять. Ничего удивительного, что по выходным паб был полон юношей, полных романтических мечтаний и веры, что именно на него девушка смотрела с особенной теплотой.
Поттеры расположились подальше от основной толпы пока еще не полного зала. Альбус рассказывал про девушку Фелисию, которая училась на курс младше него. Глядя на его слегка покрасневшие уши, мужчина вдруг почувствовал себя стариком. Юношеская влюбленность больше не была ему доступно, отношения с Джинни уже лет десять как стабильные и ровные. Может, бес в ребро все-таки ударил, иначе откуда появилось это иррациональное желание почувствовать неуверенность и неловкость в присутствии любимого человека, с восторгом ждать новой встречи и целыми ночами думать о прекрасных голубых глазах?!
- Можно к вам присоединиться? – незаметно для задумавшегося Гарри у столика оказались Скорпиус и Уилки. Сын известной слизеринской мопсихи хоть и не был красавцем, но обладал каким-то бешеным обаянием, из-за чего по нему сохла довольно внушительная часть женского населения Хогвартса. У черноволосого парня вообще была довольно занимательная семейная история. Долгое время никто не хотел брать Пэнси в жены – мало того, что лицом не удалась, так еще и фамилия была запятнана служением Тому-кого-нельзя-называть. Но все же нашелся в шотландии один неказистый чистокровный и аристократичный старик, который согласился принять девушку в род в обмен на солидный денежный откуп. Особого выбора не было, и Паркинсон, несмотря на слезные мольбы дочери, отдал ее престарелому лорду. Тот, правда, скоропостижно и несколько загадочно скончался через несколько месяцев после свадьбы, после того, как стало известно, что девушка ждет ребенка. Заявив, что не желает оставаться в месте, где осталась вдовой, Пэнси вернулась в Англию, дала сыну свою фамилию и начала проматывать состояние муженька. Родственники лорда бесились, но ничего поделать не могли – брак был законный, бывшая Паркинсон единственная из жен, родившая наследника, посему все деньги и поместья отошли ей и сыну.
- Извините, если нарушили ваш семейный обед, но Скорпиус решил, что вашей компании не хватает именно нас, - Уилки усмехнулся, бесстыже выдавая своего друга, но Малфой не был бы слизеринцем, если бы позволил смутить себя.
- Когда еще представится такой шанс подлизаться к преподавателю? – было видно, что причина заключалась не в этом, но никто из присутствующих опровергать слова юноши не стал. Гарри вопросительно посмотрел на сына и, дождавшись равнодушно-беспечного пожатия плечами, сделал приглашающий жест. Как раз за их столом было еще два свободных стула.
- Интересно вышло, что наш новый преподаватель не только национальный герой, - старший Поттер поморщился, - но и бывший однокурсник наших родителей. Вы их знали, когда они были одного с нами возраста.
- Хотите, чтобы я рассказал истории из школьной жизни? – поворот событий был неожиданным, но в душе мужчины разлилось необъяснимое тепло. Спустя столько лет те школьные трагедии, войны и попытки извести «врага» казались всего лишь детской шалостью, пусть временами переходящей в жестокость. Стараясь обходить стороной неприглядные подробности, Гарри рассказал про школьный бал на четвертом курсе, на курьезные случаи со школьных уроков, на то, как Драко претендовал на роль Слизеринского Принца, а Пэнси – на его Первую Леди. Парни заливались смехом, когда профессор описывал перепалки в коридоре, проклятья волдырей и заячьих зубов. Время от времени кто-то вставлял свои комментарии:
- Почему она не использовала заклинание щекотки?
- Не верю, что мой отец мог сказать что-то подобное!
- Так вот почему мама не хотела рассказывать мне эту историю!
- Всегда думал, что крестный умнее…
Поначалу Гарри опасался, что между слизеринцами и Альбусом будет напряжение как минимум, но на деле все оказалось несколько иначе. Ребята не то, чтобы отнеслись друг к другу с симпатией, просто не демонстрировали неприятие, нейтрально реагируя друг на друга – просто незнакомые друг другу люди. Да, о дружбе факультетов говорить рано, но вражды как таковой не было, это радовало и внушало надежду.
- Мистер Поттер, можно мы к вам после уроков как-нибудь заглянем?
Растерявшись, Гарри попытался одновременно принять решение – соглашаться или нет, и выяснить, зачем им это. Поняв его растерянность, Паркинсон надменно ухмыльнулся.
- В школе совершенно нечем заняться, особенно теперь, когда отменили школьное соревнование по квиддичу – я был загонщиком. Вы хотя бы интересно рассказываете. В ваше время был Кубок Трех Волшебников, преподавал Локанс – весьма известная до сих пор личность, да и вы знали тех, чьи имена фигурируют на страницах учебников по современной истории.
- Но ваши родители же тоже…
- Они все слизеринцы, - Уилки перебил, ничуть не смущенный тем фактом, что говорил с преподавателем, - у вас с ними были разные круги общения, разные углы, с которой виделись происходящие события.
Возразить было нечего.
- Хорошо, можете приходить. Ты, Альбус, тоже, - добавил Гарри, заметив, что сын встрепенулся. До сих пор мужчина не особо рассказывал о своей школьной жизни детям. Может, считал, что им будут неинтересны «стариковские байки», а может не был готов вспоминать.
Переглянувшись, слизеринцы довольно улыбнулись, что заставило Гарри пожалеть о своем решении. Дети-детьми, но не стоило забывать, с кем он имел дело.
- Ладно, пора идти в школу. Не хочу, чтобы из-за меня вы попали под отработку у Филча.
- Вы можете нас проводить, тогда нам точно не влетит. Из-за вас, - вот и началось то, чего Поттер опасался. Змеи начали наглеть, посчитав Поттера кем-то вроде Снейпа в свое время, а характер мужчины не позволял ему отправить учеников одних. Пришлось проводить парней до школы, но в холле перед Большим залом они разошлись каждый в свою сторону – комендантский час еще не начался, так что наказание ребятам больше не грозило. Но если до конца быть откровенным хотя бы с собой– ему понравился и сегодняшний день, и их компания, и договоренность о последующих встречах.

Глава 11

Как и обещали, ребята зашли во вторник и четверг, хотя посидеть получилось недолго – Гарри и Скорпиус были заняты на тренировках по квиддичу, которые, кстати, становились настоящей головной болью. Джеймс вроде бы старался держать себя в руках, но все же нередко срывался. Он то игнорировал тренера, то начинал ругаться с ним, пререкаясь даже по мелочам. Повлиять на него никак не получалось – отец потерял свой авторитет окончательно, так что единственным сдерживающим фактором для горячего гриффиндорца было присутствие других учеников, но и тот не был достаточно сильным. Попытки поговорить не приводили ни к чему – парень сначала молча слушал, а потом начинал орать и уходил, громко хлопнув дверью. Хуже всего было то, что он перестал называть Гарри отцом, всегда только «профессор», произносимое с презрением и отвращением. Порой Поттер ловил себя на мысли, что пытается с помощью Скорпиуса и Уилки заменить Джеймса, либо же реабилитироваться как отец.
Судя по всему, Джинни не знала, что происходит в жизни ее мужа и сына, хотя она практически перестала писать письма, видимо, ей надоело вести одностороннюю переписку. Гарри каждый раз убеждал себя, что в этот раз надо обязательно ответить, потом, что просто замотался и забыл, последним аргументом было то, что глупо переписываться, когда достаточно шагнуть в камин – и вот они уже встретились. Но и этого он не делал. Что по этому поводу думала жена, Поттер не знал, сам стараясь не анализировать сложившуюся ситуацию. Ему казалось, что стоит только начать искать причины такого поведения, как его брак полетит к чертям собачьим. Где-то на дне души притаилось что-то липкое и противное, обещавшее конец его семейному благополучию, и ворошить это не хотелось совершенно. Но чем больше Гарри старался это игнорировать, тем выше оно поднимало голову, словно принюхиваясь и пытаясь понять, не пора ли выйти на свет.

***

- Сегодня у вас будет проверочная работа, - ученики издали дружный стон. – Разбейтесь на пары. Не надо так испуганно смотреть – вы не будете посылать друг на друга проклятия, которые мы изучили.
Ребята быстро объединились по двое, Скорпиус встал в пару с Левитом, Альбус, конечно же, с Хьюго. Хоть Гарри знал парня с момента его рождения, младший Уизли всегда вел себя так, будто профессор вовсе не являлся другом семьи. Это и радовало тем, что не возникают неловкие ситуации из категории «любимчик учителя», но и несколько расстраивался такой холодности. Хотя парень с самого детства демонстрировал независимость от других людей и низкую потребность в установлении близких отношений. С Альбусом Хьюго встал в пару только для того, чтобы избежать необходимости общения с кем-то новым для него.
Отодвинув взмахом палочки парты к стене, Гарри продолжил:
- Рассредоточьтесь по классу, чтобы не мешать друг другу. Палочки можете убрать – они вам не понадобятся. Итак, вы должны встать друг напротив друга и по очереди произносить заклинание, без применения магии. Если у него есть специфическое движение рукой – его можно изобразить вхолостую. Ваш партнер должен дать полное описание только что сказанного вами проклятия: название на английском, действие на противника, контрзаклятие или другие методы совладания. Я буду ходить между вами и отслеживать правильность ответов, а так же произнесения заклинания и движения рукой. Это задание вам на первый урок, на втором будет другое. Есть вопросы? Раз нет, тогда начали.
Ребята вполне успешно справлялись с заданием. Они не только правильно «накладывали» проклятия, но и успешно их «отражали», давая им правильную и полную характеристику. Поттер по праву гордился своими учениками, не пытаясь для себя решить, была в том его заслуга или ему достались настоящие мастера борьбы с темными искусствами. Когда от урока прошло уже полчаса, и время подходило к смене задания, раздался грохот, а ребята разом вытянулись, с ужасом глядя куда-то за спину Гарри. Резко обернувшись, мужчина успел увидеть, как Скорпиус сорвался с места и понесся к Левиту, лежащему без сознания на отодвинутых к стене партах. Действуя на автомате, профессор подлетел к ученику, быстро просканировал его на полученные повреждения, приманил аптечку с зельями первой помощи и начал вливать их по одному в приоткрытый рот юноши. Если бы не медицинский курс при школе авроров, не известно, чем бы закончилась история, но Левиту повезло, что его учитель успел поддержать в нем жизнь, прежде чем отлеветировать в больничное крыло. Ученики были оставлены в классе до звонка, но Скорпиуса Поттер позвал с собой. Отдав заботу о равенкловце миссис Хант, мужчина вместе с Малфоем прошел к себе в кабинет, где они разместились за столом друг напротив друга.
Молчание затягивалось. Слизеринец пытался держать лицо, но был слишком бледен, чтобы обмануть Гарри.
- Ты это не специально, - это не было вопросом, реакция парня говорила сама за себя, но, тем не менее, тот утвердительно кивнул головой. – Расскажи, пожалуйста, подробно, что произошло.
- Я наслал на Дэниэла проклятие давления, произнеся формулу и сделав рукой пасс… а его вдруг отбросило к стене. Все.
Тяжело вздохнув, мужчина подался вперед и заглянул в глаза парню.
- Скорпиус, что ты при этом чувствовал? Твои эмоции, желания, телесные ощущения – важно все.
Для Малфоя раскрыться все равно, что встать посреди Косой Аллеи и снять с себя штаны, но, к счастью, юноша понимал, что сейчас действительно важно сказать правду.
- Я злился на Левита за то, что он врезался в меня во время тренировки. Когда я вспомнил это заклинание, мне захотелось, чтобы он почувствовал то же, что и я. Стоило сделать пасс – и по руке разлилось тепло, которое словно концентрировалось в кисти, даже больше в пальцах.
Да, история получилась несколько неприятное. Равенкловец отрабатывал фигуры высшего пилотажа, и они с Джеймсом повздорили из-за этого – парень заявил, что Левит мешает другим тренироваться, на что Дэниэл сказал, что если Поттер хочет, чтобы их команда победила, не стоит мешать другим совершенствовать свое мастерство. Тогда большинство все же поддержало негласного лидера, но Гарри не стал вмешиваться, к его теперешнему сожалению. Отрабатывая очередной финт, загонщик врезался в Малфоя, который как раз устремился за снитчем. Не успев сманеврировать, Скорпиус упал на поле, лишь на излете подхваченный заклинанием тренера. Он ничего себе не переломал, но сбил себе дыхание и минут пять сидел на скамье, приходя в себя. Тогда он сделал вид, что ничего не произошло, но, оказывается, обиду затаил. Действительно, заклинание давления было логичной местью.
- Судя по тому, что я услышал, у тебя врожденная способность к беспалочковой магии. Если невербальную магию можно отработать, достаточно иметь много терпения и уметь концентрироваться, то для сотворения заклинаний без проводника этого недостаточно. Это не стихийная магия, которая действует независимо от воли, но без должных тренировок действует похожим образом. Ты пожелал, чтобы Левит почувствовал то же, что и ты, произнес при этом заклинание, и магия посчитала это за руководство к действию.
- Но я не хотел, чтобы его… - Скорпиус запнулся, не решаясь описать вслух до сих пор стоящую перед его глазами картину. Гарри не стал говорить, что магия не вникает в тонкости желаний, не хотел заставлять юношу чувствовать себя виноватым в случившемся – от этого ни пользы, ни какого-то иного положительного результата.
- Хочу предложить тебе заниматься со мной беспалочковой магии, чтобы такие инциденты не повторялись. Уделять я тебе смогу не так много времени, сколько стоило бы, но ты сможешь самостоятельно отрабатывать то, что мы пройдем вместе.
Скорпиус резко выпрямился, напряженно замерев на стуле, и глядя на Гарри со смесью надежды и, кажется, радости, но быстро взял себя в руки и вежливо улыбнулся.
- Спасибо.
- Иди. Посиди до конца урока вместе с другими ребятами в классе, мне надо поговорить с директором.
Юноша разом помрачнел, так что пришлось его успокаивать.
- Не волнуйся, я не буду говорить профессору МакГонагалл о твоей мнимой вине, но надо рассказать, что произошло на уроке, и убедиться, что с Дэниэлом все будет в порядке. Иди.

***
Хоть Гарри и уважал МакГонагалл, но, появившись в камине гостиной Малфой-мэнора, первым делом его посетила мысль «Черт бы ее побрал». Пришлось взять себя в руки – он сам согласился с ее решением, хотя кто мешал ей самой сообщить хорьку о гениальности его сына?!
- Поттер, проходи, - Драко кивнул головой в знак приветствия и пригласил бывшего сокурсника в одно из кресел, стоявших у журнального столика, ни чай, ни кофе гостю не были предложены. – О чем таком срочном мне сказала кошка?
Им уже под сорок, но при встрече с Малфоем Гарри снова ощущал себя школьником, что, судя по всему, случалось и со слизеринцем. Удержав порыв нахамить и позволив себе только скептическое выражение лица на неподобающее обращение к бывшему декану Гриффиндора, Поттер перешел сразу к делу:
- Малфой, у твоего сына способности к беспалочковой магии, это уже неконтролируемо – сегодня он покалечил одного из учеников, - уточнять, как именно это произошло, пожалуй, не стоило. – Мы с директором пришли к выводу, что ему необходимо заниматься дополнительно, чтобы развить свой талант и научиться держать его под контролем…
- Я согласен.
Гарри немного сбился – он успел заготовить речь для Малфоя и не ожидал, что тот согласится, услышав лишь первые два предложения.
- Но ты даже не дослушал!
Хмыкнув, блондин побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, на котором сидел, и в лучших традициях школьных лет лениво протянул:
- Поттер, скоро четвертый десяток разменяешь, а все мозгами не обзаведешься. Из преподающих в Хогвартсе профессоров ты единственный, кто мог бы заняться с моим сыном уроками беспалочковой магии. Во-первых, потому что сам ею владеешь. Во-вторых, потому что молодой и владеешь достаточным количеством свободного времени. В-третьих, потому что именно ты сейчас сидишь передо мной и договариваешься о занятиях. Далее – все это будет бесплатно, я знаю МакГонагалл и нашу школу. Пожалуй, последнее – это не повредит учебе моего сына, и пойдет ему на пользу. Не вижу причин отказываться от столь щедрого предложения, - Драко с торжеством посмотрел на Гарри, красуясь и все так же, как и лет двадцать назад, соревнуясь с «тупым гриффиндорцем». – У меня только одно условие: ты не навредишь моему сыну, и я сейчас говорю не только про ушибы и царапины. Не смей забивать ему голову своей глупой философией честности и верности, для этого у тебя есть три ребенка – не стоит лезть в воспитание чужого.
- И не собирался, - как Гарри ни старался, держать себя в руках рядом со своим прошлым получалось с трудом, поэтому слова он цедил сквозь зубы, стараясь держать себя в руках.
- Тогда разговор можно считать оконченным, - Малфой встал, заставляя гостя последовать его примеру. – Учти, если что-то случится – сын мне об этом сообщит, поверь, в этом случае тебя не спасет даже слава героя – я сотру тебя с лица земли.
Из уст шестнадцатилетнего Драко эта фраза была бы лишь пустой угрозой, бравадой – не более, но повзрослевший слизеринец произнес ее с убежденностью человека, готового перейти от слов к действиям. Где-то в глубине души Гарри признал, что этот Малфой ему нравится больше того, с которым он учился, но злоупотреблять гостеприимством не стал.

***

Вернувшись в Хогвартс, мужчина послал Скорпиусу записку, написав, что приглашает его к себе в воскресенье к четырем часам дня. Сова вылетела в окно, отправившись к слизеринцу, который должен был еще бодрствовать – часы показывали всего пятнадцать минут одиннадцатого. Визит к отцу одного из учеников получился несколько поздним, но недостаточно, чтобы можно было сразу после него отправиться спать. Рассчитывая свое время, Гарри поставил на то, что проведет у старшего Малфоя что-то около часа, но управился минут за пять. Планов больше не было, браться за какие-то другие дела не хотелось, поэтому он просто спустился в южную галерею, любуясь открывшимся ему видом на лес и озеро. Мысли лениво перетекли от Драко к Скорпиуса, заставив Поттера в очередной раз удивиться, как эти двое не похожи друг на друга. Старший Малфой в школе был мстительным придурком, в то время как младший…
Невольно хмыкнув, Гарри облокотился о подоконник и попытался сформулировать ощущения и впечатления от общения с учеником. Скорпиус был несколько взбалмошным, хоть это и не было заметно с первого взгляда, определенно умным, хитрым – иначе бы не попал на Слизерин, любопытным и жадным до знаний, крайне наглым и самоуверенным. Он не пытался возвысить себя, унизив кого-то другого, зарабатывая репутацию мозгами и характером, что получалось весьма и весьма неплохо. Юноша был одним из немногих слизеринцев, которого уважали и на других факультетах. Стоило признаться хотя бы себе – с этим Малфоем было интересно и даже приятно общаться, за исключением тех моментов, когда он заставлял Гарри напрягаться. Происходило это, как правило, в моменты, когда мужчина не понимал целей, которых Скорпиус добивался, и его мотивов, но чем больше Поттер узнавал своего ученика, тем меньше пробелов для него оставалось.
Неожиданно, посланная с запиской сова вернулась и, влетев в форточку, уселась на подоконник перед профессором, протянув лапку. Птица выглядела крайне довольной – кажется, Скорпиус не оставил без угощения пернатого посланника, и ей перепало какое-то лакомство. Отвязав послание, Поттер развернул его и с трудом прочитал написанные мелким почерком строчки: «Буду обязательно. Надеюсь, встреча с моим отцом не доставила вам проблем. Спокойной ночи».
«Вот ведь нахаленок!» - Гарри даже восхитился манере, в которой был написан ответ, хотя еще в начале учебного года она его крайне раздражала. Аккуратно сложив кусок пергамента в несколько раз, мужчина положил его в карман. На душе было удивительно легко, и даже все проблемы словно отступили в сторону, дав ему пару часов свободы.
запись создана: 22.09.2012 в 13:10

@темы: фотошоп, фанфик, творчество, слеш, мое, гет, ГП

URL
Комментарии
2012-09-22 в 15:26 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
:ura::ura::ura::beg::beg::beg::beg:
Это супер :inlove::inlove::inlove::inlove:
Спасибо за эту прелесть

2012-09-22 в 22:03 

Кукла неблагодарная
Eliza Potter-Snape, :squeeze: приятно, что ты так исправно читаешь и комментируешь

URL
2012-09-22 в 22:43 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
Кукла неблагодарная, как же можно не читать такой интересный фик :heart:

2012-09-22 в 23:07 

Кукла неблагодарная
Eliza Potter-Snape, :shuffle2: ну ммаааало лииии

URL
2012-09-22 в 23:30 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
Кукла неблагодарная, мое мали сразу сразу заметно в фиках по тем парам которые я не читаю)))) ;-)
:squeeze::squeeze:

2012-09-23 в 09:01 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
2012-10-02 в 19:43 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
:heart::heart:

2012-10-02 в 21:22 

tixaia zavodi
Жизнь очень простая штука, если специально не усложнять.
Да...Джеймс полыхает ненавистью, Скорпиус преследует Гарри, Джинни фактически потеряла мужа, Гарри мечется, мне страшновато как-то за них.
Читала о мыслях Поттера старшего насчёт аврората и вдруг подумала: может у него и с Джинни было нечто подобное, а он просто об этом не задумывался? была привязанность, лёгкая влюблённость, опять же сестра лучшего друга и соратника, вот и принял всё это за любовь.
Спасибо!))):squeeze::hlop::hlop:

2012-10-02 в 21:26 

Кукла неблагодарная
tixaia zavodi, :-D еще один комментирующий!
Нагнетаем обстановку, чтобы потом все было хорошо!
Может. С Джинни хорошо, поэтому и создается ощущение полной любви и гармонии в браке. И вопрос только в том - ощущение идет от характера женщины или от любви мужчины?
:squeeze: рада, что прокомментировала. Мне этого не хватает)

URL
2012-10-02 в 21:50 

tixaia zavodi
Жизнь очень простая штука, если специально не усложнять.
Кукла неблагодарная, Нагнетаем обстановку, чтобы потом все было хорошо!
ты меня успокоила :kiss:
И вопрос только в том - ощущение идет от характера женщины или от любви мужчины?
Это в общем или про Поттеров? если в общем, то большая часть мужчин останется там где им хорошо, они не любят менять налаженную и комфортную жизнь. А вот про Поттеров - кого он видел кроме Джинни? Гарри просто не знает как это бывает с другими, ему не чем (кем) сравнивать.
читать дальше

2012-10-02 в 21:54 

Кукла неблагодарная
tixaia zavodi, :) еще бы, у меня тут ангста нету ;)
Про Поттеров) в общем не берусь рассуждать!
Сравнить только с Чжоу, которая была не ахти какой пассией) может и это немало повлияло
что-то отлив затянулся, я запечалилась(
:gigi: может у них флешмоб на уровне коллективного бессознательного?

URL
2012-10-02 в 21:57 

tixaia zavodi
Жизнь очень простая штука, если специально не усложнять.
Кукла неблагодарная, :gigi: может у них флешмоб на уровне коллективного бессознательного?:-D
Ага, я тож об этом подумала.

2012-10-17 в 20:17 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
:red::red:

2012-10-17 в 23:06 

tixaia zavodi
Жизнь очень простая штука, если специально не усложнять.
спасибо!)))

2012-10-17 в 23:11 

Кукла неблагодарная
tixaia zavodi, :goodgirl: читайте с удовольствием)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Книга пересмешника

главная