20:29 

все то, что между нами - 2 часть;

Кукла неблагодарная
Название: Все то, что между нами
Автор: Кукла неблагодарная
Бета: Tatyana_Sparrow
Жанр: слеш, гет (совсем чуть-чуть)
Тип: романс, приключения, повседневность
Рейтинг: ?
Пейринг: ГП/СМ - основной
Размер: миди-макси
Саммари: решив, что пришла пора спокойной жизни, Гарри уходит из аврората и устраивается преподавателем ЗоТС. Неожиданно для самого себя, мужчина оказывается втянут в чемпионат по квиддичу между европейскими школами, становится на пути у своего сына, находит новую любовь и теряет старую
От автора/предупреждение: 1. Идея с квиддичем между школами не нова, но мне хочется, так что фи на всех, кто будет орать "Боян".
2. Я устроила произвол, а именно
- у ВСЕГО семейства Уизли в расчет беру только тех детей, которые указаны в эпилоге
- Лили младше Альбуса на 6 лет, а не 2 года
- Гарри стал отцом Альбуса в 22, а не в 24-25
- соответственно, отцом Джеймса в 21

1 часть | 2 часть | 3 часть

Визуальное сопровождение:
Гарри
Скорпиус
Джеймс
Альбус
Джинни
Лили
Драко


*кликабельно*


Глава 5.

Обнимая Джинни и слушая ее мерное дыхание, Гарри осторожно поглаживал ее по волосам и думал. С каждым днем он все больше и больше сомневался в правильности своего решения. Почему-то все шло наперекосяк. Всего три недели в школе, а он умудрился чем-то разозлить обоих сыновей. С Джеймсом это было понятно. Он долгое время злился на отца, обижался, ругался, что тот много времени проводит на работе и совсем не уделяет ему внимания. Когда появился сначала Альбус, а потом Лили, стало ещё хуже. Сириус страшно ревновал обоих родителей к ним. Но почему-то больше отца. В конце концов отношения разладились окончательно. Скандалы прекратились, но уж лучше бы продолжались. Сыну стало плевать, где отец и с кем он проводит больше времени. Главным для ребенка было то, чтобы он его не трогал. Этакое соседство под одной крышей. Пока Гарри ему не мешает – у них все хорошо. Джеймс определенно не был рад видеть отца в школе. Там он ему явно чем-то мешал. Наверное, пресловутый родительский контроль, которого боялись все подростки. Но что случилось с Альбусом – Гарри не представлял. Младший всегда был больше привязан к отцу, чем к матери, хотя и ее любил до безумия. Доходило до смешного: стены комнаты Северуса были увешаны плакатами с изображениями Гарри. Сын безмерно восхищался им и всегда хотел на него походить. Хотя, если говорить начистоту, мальчик был далек от этого. Все-таки из мальчишек на отца был похож больше Джеймс, чем Альбус. Поэтому когда младший перестал ходить за ним хвостиком по школе, Поттер удивился. Но осторожные расспросы ни к чему не привели. Юноша предсказуемо отвечал, что все в порядке, просто много уроков. Но мужчина чувствовал, что он врет. Однако альтернативной версии, объясняющей поведение сына, у него не было. Приходилось верить в официальную.
Проблемы были не только с сыновьями. Раньше, когда Гарри работал аврором, дома он появлялся каждый вечер, за редким исключением. Теперь же удавалось вырваться к семье только на выходные, да и то не на все. Лили скучала по любимому папочке и так же, как раньше Альбус, обижалась на него и капризничала. Девочка отказывалась понимать, почему она больше не может видеть отца каждый день. Вторая дорогая ему и оставшаяся дома девушка (она до сих пор была для Гарри той девчонкой, в которую он влюбился) старалась быть понимающей и терпеливой. Но было видно, что и ей не по себе от таких редких встреч. Мужчина был благодарен, что до сих пор не услышал ни одного упрека, но боялся, что это ненадолго.
Последняя и самая непонятная проблема заключалась в младшем Малфое. Парень словно вел какую-то свою игру. И почему-то оказывался одним из пунктов напряжения между Гарри и Джеймсом. Может, эти двое были не в ладах друг с другом? И сын не мог простить отцу назначение слизеринца капитаном? Но тогда зачем было позволять Скорпиусу занять это место? Ведь Джеймс мог надавить на товарищей по команде. Ему бы это простили, и тогда он получил бы желанное место. Не поступил так из-за благородства? Ладно, черт с их капитанством. Это никак не объясняет те странные взгляды и вообще все поведение Малфоя по отношению к его профессору. Он вел себя как флиртующий ровесник, а не как ученик, который должен выказывать свое уважение. Но это бред. Гарри буквально годился ему в отцы. С той лишь разницей, что им не являлся. Тогда что?
Тяжело вздохнув, Джинни повернулась в объятиях мужа и сонно спросила:
- Неужели ты еще не спишь?
- Как ты догадалась?
- По твоему дыханию. Ты пыхтишь так, только когда ломаешь голову над чем-то важным, и оно никак не сходится.
- Да уж, тут ты права.
Женщина окончательно проснулась и, оперевшись на локоть, приподнялась на кровати.
- Ты же больше не аврор. Что в школе могло такого случиться, чтобы ты полночи пытался свести концы с концами?
- Ничего такого, просто проблемы с некоторыми учениками. Спи, не надо бодрствовать вместе со мной, - Гарри погладил жену по затылку и поцеловал в лоб. Джинни выразительно изогнула брови, давая понять, что не купилась на отговорку, но все же не стала спорить. Мужчина еще раз порадовался тому, как удачно женился.

***

- Мистер Поттер, будьте так любезны, проследите за мистером Малфоем во время отработки. Он член вашей команды, так что, думаю, будет правильно, если именно вы будете контролировать это дело.
Гарри неприязненно покосился на сидящего в кресле ученика. Это было непедагогично, но ничего поделать с собой он не мог. Меньше всего мужчине хотелось полночи наблюдать за тем, как парень драит кубки. И Филч, будь он неладен, лежал в больничном крыле. Завхоз буквально рассыпался от старости, но продолжал работать в школе. Больше ему некуда было податься. Но в последние годы он проводил больше времени на больничной койке, чем в коридорах Хогвартса.
- Конечно, профессор. Мистер Малфой, идите за мной.
Скорпиус выглядел слишком довольным для человека, которому предстоит натирать до блеска школьные кубки и медали. Бросив на мальчишку раздраженный взгляд, Поттер развернулся и покинул кабинет директора. Ученик нервировал мужчину. Если судить по его поведению, напрашивался один неутешительный вывод. Почему именно такой? Просто не хватало ему еще проблем с влюбленностью несовершеннолетнего аристократа. У него, наверняка, уже есть договоренная невеста. А ну как его чувства начнут переходить во что-то более серьезное, и этот все-таки еще ребенок начнет требовать у отца разорвать помолвку. Да Гарри в жизнь не избавится от слухов, которые тут же начнут смаковать все газеты! И доказывай потом, что и пальцем Малфоя не тронул…
- Скажи мне, почему ты решил, что можешь задерживаться на поле после тренировки? – сам того не замечая, Поттер переходил на неформальный тон общения, оставаясь наедине со Скорпиусом. Случалось это почему-то только с этим конкретным учеником. С остальными профессор держал дистанцию. Не считая, конечно, сыновей.
- Вы хотите победить в Чемпионате или нет?
Гарри нахмурился.
- При чем тут это?
- Только не говорите, что не видите логики. Не поверю. Но если уж отвечать на ваш вопрос – чем больше мы тренируемся, тем больше шансов.
- Я говорил, а ты, похоже, забыл: я не хочу, чтобы участие в команде отразилось на твоей школьной жизни.
- Это всего лишь одна отработка. И все, - мальчишка улыбнулся и, взяв тряпку, приступил к чистке кубков.
Пристроившись у стены, где было светлее, чем в остальной части зала, Гарри открыл книгу и приступил к чтению. Ему было необходимо освежить свои знания о болотных существах, к которым скоро должен был приступить третий курс. Но минут через двадцать его отвлек негромкий оклик.
- Профессор! Тут ваше имя. На кубке Турнира Трех Волшебников.
Кажется, Скорпиус был достаточно осведомлен о событиях тех лет. Иначе как еще объяснить неуверенность и восхищение, звучавшие в его голосе одновременно?! Гарри замер на какое-то мгновение, но все же встал, положив книгу на стул. Он не был уверен, что хочет видеть живое, если можно так выразиться, напоминание о событиях тех лет. Только его влекла к этому кубку какая-то сила. Или обычный мазохизм. Как зачарованный подошел мужчина к витрине с призом. Металлические драконы-ручки, чуть светящееся голубым стекло самой чаши, массивная подставка с ножкой… он уже успел забыть, как красив кубок. Протянув руку к нему, Гарри все же не коснулся уже безопасного приза. Пальцы скользнули по воздуху в нескольких миллиметрах от наверняка холодной поверхности стекла. Горько усмехнувшись, мужчина отступил на шаг назад, с болью глядя на то, что должно было олицетворять победу.
- Сэр? – Скорпиус подошел к преподавателю и дотронулся до его локтя.
- Ничего. Просто воспоминания, - встрепенувшись, Поттер отвернулся от витрины, пряча глаза. Сейчас он не мог себя контролировать, и все мучавшие его мысли и чувства можно было увидеть во взгляде. Он до сих пор не простил себе смерть Седрика.
Неожиданно его мантию дернули, и подросток прижался к спине мужчины, обняв его.
- Не надо.
- Что?
- Твое сердце болит. Не надо.
Сначала растерявшись, Гарри, тем не менее, взял себя в руки и высвободился.
- Возвращайтесь к своей отработке.
Скользнув взглядом над макушкой Малфоя, по кубкам, наградам и выигрышу в Турнире, Поттер попятился. Словно боясь, что мальчишка снова попытается обнять его. Видя это, Скорпиус поджал губы и отвернулся к витрине, начав с ожесточением натирать какую-то табличку.
Это ведь можно было расценивать просто как жест поддержки? Без подтекстов?
Еще полчаса прошли в тишине. Гарри не столько читал книгу, сколько просто пялился на одни и те же строчки. За то время, что они делали вид, будто ничего не произошло, он не перевернул ни одной страницы. Когда мысли оказались где-то в области «Малфой все-таки привлекательный», мужчина готов был себя возненавидеть. За предательство по отношению к Джинни, сыновьям – они со Скорпиусом были одногодками. За то, что посмел думать так о своем ученике. Для полноты картины – за то, что Драко с него три шкуры сдерет, если узнает.
- Вы ведь все понимаете.
- Что? – Поттер с трудом вырвался из своих размышлений в реальный мир. Он даже вопрос не сразу разобрал.
- Про то, чего я хочу.
Первой мыслью было то, что Малфой говорит о своих романтических чувствах по отношению к Гарри. Но потом он отбросил ее, посчитав, что все может быть не так, как кажется ему. Что, может, он просто выдает желаемое за действительное? Стоп… желаемое?
Видя напряженную задумчивость преподавателя, Скорпиус как-то печально, но в то же время ехидно усмехнулся.
- Хорошо. Не будем сейчас об этом. Вы, кажется, не готовы к разговору.
И мальчишка отвернулся, продолжая свою отработку и не оставляя Гарри выбора, кроме как промолчать. Да и не хотел он говорить на эту тему. Ни сейчас, ни потом. Он чувствовал в ней для себя опасность, так что проще было притвориться, что ничего не произошло.

***

Когда влюбляешься, многое в жизни меняется. Когда-то казавшиеся глупыми песни и стихи наполняются смыслом. Ты погружаешься порой в мысли, из которых выныриваешь с неуемной улыбкой на губах. Хочется смеяться, кажется, без причины. А твое сердце приобретает удивительную способность без слов понимать другого человека. Достаточно одного взгляда, чтобы сделать правильные выводы. Вот и сейчас Джеймс понимал, каким взглядом Скорпиус смотрит на старшего Поттера. Кому-то он мог бы показаться задумчивым. Или изучающим. Даже насмешливым. Просто никто из тех, кто мог так подумать, не чувствовал к Малфою того же, что и Сириус.
Сжав челюсти словно в попытке раскрошить зубы, юноша уткнулся в свою тарелку. Он не мог справиться с обуревавшей его болью и не хотел, чтобы кто-то видел залегшую между бровей складку и искривленные горечью губы. Дышать удавалось с трудом. Все чаще и на более долгое время Джеймс задерживал дыхание. Это приносило небольшое облегчение. Стоило замереть всему телу – замирало и сердце. И тогда оно не могло биться и расширять появившиеся на нем трещины.
Почему все так? Он уже два года добивается этого холодного слизеринца – и никаких результатов! А отцу достаточно было появиться – и внимание Скорпиуса теперь принадлежит только ему! Чем отец лучше него? Тем, что знаменит? Но это не то, что могло бы привлечь Малфоя. Тогда что?
Погрузившись в свои попытки справиться с болью, Джеймс не заметил пристального взгляда брата. Ал уже перестал обижаться на отца и снова начал посещать тренировки команды. Кроме того, он ходил на Защиту вместе со Скорпиусом. Пожалуй, он был единственным человеком, кто наиболее полно видел всю картину. И от этого становилось горько. Мальчик любил маму, поэтому не хотел, чтобы папа ей изменял. Может, до этого дело и не дойдет. Может, все ограничится взаимным интересом. Но уже тот факт, что отец что-то испытывает к Малфою, ставил под угрозу благополучие их семьи. Порой самое тяжелое предательство – это полюбить другого человека.
Со своего места встала директор МакГонагалл. Увидев это, ученики смолкли буквально за несколько мгновений. Строгого, но справедливого профессора уважали и старались ее не гневить.
- Как нам стало сегодня известно, завтра пройдет матч между болгарской и немецкой школами. Результаты будут опубликованы в «Ежедневном пророке» в воскресенье. Кроме того, в следующую субботу будет матч между сборными Хогвартса и норвежской академии магии Констелашон…
Ученики, забыв обо всем на свете, зашумели и тут же начали обсуждать новость, но усиленный Сонорусом голос директора заставил их умолкнуть:
– Тишина! Квиетус. Матч будет проходить на территории португальской школы, чтобы ни у одной из команд не было преимущества поля. В пятницу вечером в школу прибудут журналисты, чтобы пообщаться с тренером, - Гарри мысленно застонал, - и членами команды. В субботу утром все участники Чемпионата отправятся в Португалию с помощью порт-ключа. Матч состоится в пять часов вечера по местному времени. Сразу после него команда вернется в школу. Конечно, к тому моменту все будут знать результат, но все же довожу до вашего сведения: он так же будет опубликован в «Ежедневном пророке» на следующий день.
Сделав объявление, женщина села на место. Взбудораженный, как и все в зале, Джеймс обсуждал новость с Коллинзом. Они оба предвкушали матч, но и боялись, что недостаточно готовы для него, тут же вспоминая, что против них будут такие же ученики. Это на какое-то время отвлекло юношу от грустных мыслей. Только в следующее мгновение он посмотрел на слизеринский стол и тут же сник. Малфой, вполуха слушая рассуждения Уилки Паркинсона, в упор смотрел на краснеющего и мнущегося профессора Защиты. Чувствуя уже привычный взгляд ученика, Гарри старался делать вид, что ничего не происходит, хотя ему хотелось поднять глаза и ответить Скорпиусу тем же. Больше всего мужчину раздражало то, что он не мог разозлиться на слизеринца из-за этого. И не только потому, что тот был капитаном его команды. Просто было в его поведении что-то такое… или в нем самом… Дальше Гарри старался не задумываться. Стоило ему начать анализировать их отношения, как тут же всплывали такие мысли, каких быть у него не должно. Стараясь хоть как-то отвлечься, Поттер перевел взгляд на Джеймса. И тут же пожалел об этом. Сын смотрел на него тяжелым, словно наливающимся свинцом взглядом. В нем было что-то на грани ненависти. Это пугало и разрывало сердце. Что Гарри сделал такого, чтобы Джейми, его ребенок, смотрел на него таким взглядом?! Более того, он даже не стеснялся этого. Ведь не мог же юноша не понимать, что за чувства сейчас плещутся в его серо-зеленых глазах! Джеймс словно бросал вызов своему отцу и обещал не проиграть. В противном случае… Мужчина с силой сжал бокал, который держал в руках. Ему срочно требовалось что-то, что поможет успокоиться. Например, огневиски и объятия любимой жены. Благо, завтра суббота, не надо с утра быть в школе.

Глава 6.

- Что я упустил?
Гарри беззастенчиво напивался. Когда не знаешь, что не так сделал в отношениях с сыном и понимаешь, что тот не будет разъяснять ситуацию, оставалось только одно средство. Джинни ласково гладила его по руке, но это не помогало. Даже наоборот. С ней-то сын был в прекрасных отношениях. Глупо признавать, но Поттер ревновал Джеймса к жене. Или наоборот.
Лили уже спала, так что можно не беспокоиться о своем недостойном поведении. При дочери он старался быть образцом правильного поведения. Впрочем, как и при сыновьях.
Чувствуя настроение мужа, рыжеволосая женщина слова не сказала по поводу количества выпитого им алкоголя. Хотя в другое время обязательно бы сморщила нос и как минимум сделала выговор. Волна нежности поднялась в душе Гарри, затмив собою детскую ревность и обиду. Потянув Джинни на себя, он усадил любимую на колени и начал покрывать поцелуями нежную шею. Сначала женщина попыталась увернуться от ласки – ее не прельщал секс с пьяным человеком, но все же расслабилась и подалась навстречу. На ней уже не было кофточки и брюк, когда муж вдруг напряженно замер.
- Гарри?! Что случилось?
- А? – очнувшись, мужчина посмотрел на жену. – Прости.
Тряхнув головой, Поттер ссадил Джинни со своих колен. Он пытался понять, почему в момент близости с любимым человеком в памяти всплыл младший Малфой. Возникла просто кощунственная мысль – а как он целуется? Запал прошел, а где-то на краю сознания осталось любопытство от возникшего вопроса.
Виновато посмотрев на жену, мужчина сказал, что сегодня не в настроении, и поднялся в гостевую спальню. Сегодня он явно не был способен делить с Джинни супружеское ложе.

***

Всю неделю до матча команда усиленно тренировалась. Учителя вошли в положение воодушевленных игроков и позволили им сделать домашние задания после игры. Совсем отменять их выполнение было бы нечестно по отношению к другим ученикам. Впрочем, ребята были рады и этому. Теперь они могли все свое свободное время посвящать тренировкам, повторению стратегии игры и просто предматчевому мандражу.
Скорпиус вел себя тише воды, ниже травы. То ли решил не нервировать тренера перед игрой, то ли настолько сосредоточился на подготовке к субботе, что забыл про свой интерес к Поттеру. Джеймс не отставал от слизеринца. На семь дней он забыл о своих обидах и разбитом сердце. Буквально стиснув зубы, парень тренировался до судороги в мышцах, во всем слушался отца и поддерживал Малфоя с его предложениями.
Смешно сказать, но именно дни перед матчем были самыми тихими и спокойными в команде. Все друг друга уважали, беспрекословно подчинялись тренеру и капитану и не капризничали.
Собрав ребят в мужской раздевалке в пятницу после тренировки, Гарри обвел их внимательным взглядом. На лицах студентов читались решимость и уверенность, что весьма радовало.
- Я не знаю, какие игроки у сборной школы с невыговариваемым названием, - ребята довольно хмыкнули. – Но я знаю вас. Вы – лучшая команда, которую мы могли бы собрать. В вас есть все, что необходимо хорошему игроку в квиддич – ловкость, смелость, решительность, ум, находчивость. И я верю в вас. Матч только завтра, но уже сегодня я хочу сказать: вы все молодцы, - игроки дружно зааплодировали, а Левит и Коллинз еще и засвистели. Гарри невольно улыбнулся такому энтузиазму. – Ладно, теперь быстро в душ – и на встречу с журналистами. И да поможет нам Мерлин пережить это!
Посмеиваясь, девушки покинули мужскую раздевалку, направившись в женскую. Гарри вышел вслед за ними. Ему удалось добиться того, чтобы журналистов не допустили до тренировки, но отвертеться от интервью для «Ежедневного Пророка» ему не удалось. Мужчина не сомневался, что общаться с ним будет сама Скитер, отчего настроение упало до отметки «отвратительно». Ей было уже за шестьдесят, но это никак не сказалось на характере ее статеек. Они по-прежнему были достойны дешевой бульварной газетенки, но почему-то печатались в издании, официально поддерживаемом Министерством Магии.
Следующие два часа прошли как в аду. Вспышки колдокамер и многочисленные вопросы от репортеров всевозможных газет и журналов действовали на нервы. Еще необходимо было следить, чтобы пронырливые писаки не заходили слишком далеко в интервью с его игроками. Гарри чувствовал себя курицей-наседкой, опекающей то ли яйца, то ли цыплят. Джеймс от этого только бесился, другие ребята принимали заботу с улыбкой, Малфой – с насмешкой.
- Мистер Поттер, мы хотим сделать фото тренера и капитана команды.
Кто-то тут же подтолкнул подростка к мужчине. Тяжело выдохнув, Гарри встал рядом со Скорпиусом и посмотрел в объектив камеры, готовый отойти подальше сразу же, как раздастся щелчок и вспышка. Но журналистов не устроила принятая им поза.
- Мистер Поттер, не могли бы вы положить руку на плечо мистера Малфоя? Чтобы читатели видели, что вы не только суровый тренер, но и поддерживающий своих ребят наставник.
Больше всего на свете мужчине хотелось сказать «Нет», но он понимал, что такая его реакция вызовет у всех недоумение и породит множество самых противоречивых слухов. Только вот после той ночи у себя дома, Поттер боялся прикасаться к блондинистому слизеринцу. Взяв себя в руки, Гарри все-таки приобнял Скорпиуса за плечи. Изучающе взглянув на его лицо, Скитер вдруг вся как-то подобралась, а ее Прытко пишущее перо начало строчить со скоростью три фута в минуту.
"Что эта крыса еще сочинит?!"
Не один Поттер заметил оживление несносной блондинки. Улыбаясь на камеру, Скорпиус краем глаза следил за журналисткой. Он, в отличие от тренера, не испытывал никакого дискомфорта от положения, в котором оказался. Гарри же застыл словно памятник самому себе. Он даже дышать боялся. Скорпиус оказался на удивление горячим, а прижиматься к нему, пусть и сквозь несколько слоёв одежды, было чертовски приятно. Поэтому, когда камеры перестали щелкать, мужчина испытал не только облегчение, но и разочарование. Этот совсем еще зеленый юнец умудрился за какой-то месяц внести сумятицу в чувства взрослого, уверенного в себе и состоявшегося в жизни мужчины.

***

На следующий день в школу прибыли сотрудники Министерства, которые должны были сопровождать команду на матч. Седовласый аврор посмеивался в усы, глядя на творящуюся в Большом зале суматоху, а его спутник – мужчина на вид лет тридцати – недовольно поджимал губы. Ему, кажется, вся эта затея казалось сплошной глупостью.
Собрав свою команду и раз пять пересчитав ребят (девушки уже не скрываясь смеялись в голос), Гарри разделил их на две группы. К себе он взял Джеймса, к неудовольствию оного, Каролину и Марию. Скорпиуса мужчина сознательно отправил во вторую. Ему было стыдно за свое трусливое поведение, но он решил держаться от опасного для него слизеринца как можно дальше. Насколько это вообще возможно, учитывая обстоятельства.
- Вы оправляетесь вместе с мистером Ллойдом, - аврор посмотрел на группу Малфоя, - остальные со мной, - мужчина вежливо кивнул бывшему коллеге. Ему до сих пор было жаль, что такой талантливый маг покинул службу, для которой, кажется, был рожден. Но не ему судить. Гарри обменялся с Хокинзом рукопожатием и коснулся пергамента. Через несколько секунд, когда все ребята взялись за портал, знакомый рывок подхватил его и перенес в Португалию. Привычные к таким перемещениям Поттер и Хокинз устояли на ногах. А вот Мария неловко завалилась на Каролину, и они упали на траву, захватив с собой Джеймса. Помогая девушкам подняться на ноги, Поттер украдкой посмотрел в ту сторону, где материализовалась вторая группа. Из нее все ребята приземлились благополучно. Разве что Бут неловко присел, но тут же выпрямился, не обращая внимания на попытавшегося его поддержать Коллинза.
- Так, метлы целы? – скинув свои Искры, девушки и Джеймс осмотрели их. Не найдя там ни трещинки, они облегченно выдохнули и кивнули в ответ. – Надо будет придумать, как их обезопасить в следующий раз.
Пока ребята осматривали себя и друг друга, нервно переглядывались и поправляли метлы, к ним успели подойти несколько магов: невысокий кругленький мужчина с залысинами, совершенно невзрачная женщина и довольно привлекательный молодой человек.
- Дьобрый диень, господа, - кажется, это был не столько акцент, сколько манера говорить. Смешливые девушки уже прятали улыбки в ладошках, старательно делая вид, что немного простудились и теперь их мучает то ли кашель, то ли боль в горле. Тем временем мужчина продолжал: – Менья зовьут Бенино Гомеш, я рабьотаю в отдиеле Междунарьёдных отношиений португальского Министьерства Магии. Мольедой чельовек – сотрюдник отдиела Магичьеских игр и спьёрта Льонто Мендоса. И, коньечно же, дирьектор нащей щколы магии и вольшебства Милефольо – профиессор Антиния Кошьта.
У хогвартсцев возник вопрос: а так ли произносятся имена встречающих их людей и название школы, или пузанчик исковеркал и их в том числе? Но англичане вежливо поздоровались с делегатами и представились сами. Когда с формальностями было покончено, их провели по дорожке с поляны, на которой они оказались, в небольшое строение, расположенное с квиддичным полем.
Понимая, какое впечатление на прибывших произвел Гомеш (или как его там на самом деле), молодой человек взял объяснения на себя.
- Матч начнется через сорок минут, - его английский был практически безупречен. – У вас есть время переодеться, хотя вы, я вижу, уже в форме, и заняться другими необходимыми вам делами. Это – ваша раздевалка. Налево – помещения для девушек. Направо – для юношей. Норвежская команда уже прибыла, они в такой же пристройке с другой стороны поля. Встречаться с ними перед матчем мы вам не рекомендуем, но это остается на ваше усмотрение. Через полчаса я отправлю к вам патронуса с приглашением пройти на поле. Вы войдете вон в ту дверь, - мужчина махнул рукой в сторону еле видного проема в стене, - и пройдете прямо по коридору. Там несколько минут будет отведено на то, чтобы репортеры вас сфотографировали, а вы присмотрелись к полю и соперникам. Матч судить буду я. Вопросы?
Ребята дружно замотали головами. Даже Малфой не стал отбиваться от команды. Улыбнувшись зардевшейся от смущения Марии, молодой человек кивнул Поттеру и вместе с коллегами покинул англичан.
- Ну что. Раз нам не надо переодеваться в форму, предлагаю собраться всем вместе в раздевалке для мальчиков и обсудить возникшие вопросы и проблемы.
- Хм, а почему опять там? – Нотт изогнула одну бровь с чисто малфоевской надменностью.
- В смысле?
- Мы все время собираемся в мальчишеской раздевалке. Почему не в женской? – девушка легко усмехнулась, игнорируя удивленные возгласы и ехидные подколы мужской части команды.
- Хорошо. Если хочешь, и если нет возражений, можем…
- Вот и славно! – не дав договорить, Каролина перебила тренера. И тут же широко улыбнулась, строя из себя святую невинность, уверенно направляясь в отведенные им помещения. Остальные потянулись вслед за ней.
- И что это на нее нашло?! – тихо протянул Гарри ни к кому не обращаясь, но его все же услышали.
- Это же Нотт. Мерлин ее знает, что у нее на уме, - уголки губ Скорпиуса приподнялись, скорее намекая на улыбку, но уже в следующую секунду юноша равнодушно отвернулся. Кажется, неделя спокойствия Гарри подошла к концу. Тяжело вздохнув, он присоединился к своей команде в женской раздевалке. Надо было раздать последние указания и наставления.

Глава 7.

Гарри и сотрудники британского Министерства сидели на трибуне справа от встретивших его делегатов. Слева от них разместился тренер сборной норвежской академии и его сопровождающие. Журналисты кучковались позади – их было слишком много для отведенной гостям ложи. Поймав взгляд Поттера, Дин Томас подмигнул ему, поднял вверх большой палец и снова вернулся к пергаменту, на котором записывал начало будущей статьи для "Пророка". Тяжело вздохнув, мужчина снова посмотрел на поле. Там как раз Скорпиус пожимал руку капитану противников – Эрьяну Хольту. Это был не очень высокий, но довольно крепкий парень со светло-русыми волосами и пронзительными голубыми глазами. Окинув Малфоя нечитаемым взглядом, он хмыкнул и, резко развернувшись, вернулся к своей команде. Вопреки ожиданиям, слизеринец не стал вести себя как истинный представитель своего факультета. Он вообще выглядел непривычно серьезным и сосредоточенным, словно разом повзрослел лет на десять. Что-то негромко сказав своим товарищам, парень сел на "Искру" и взмыл в воздух. Несколько секунд – и раздался звук свистка, знаменующий начало матча. Его почему-то никто не комментировал. С чем это было связано, Гарри не знал. С языком? Вряд ли – существуют недорогие артефакты-переводчики. Поскольку встреча проходила на территории португальской школы, то все зрители были ее учениками. Из приезжих только тренеры и журналисты. Так что делов-то – дать комментировать матч португальцу, гостям раздать артефакты. Но этим никто не озаботился, и игра началась в непривычной тишине. Зрители еще не успели определиться, за какую команду будут болеть, поэтому напряженно всматривались в мельтешащие фигурки, лишь изредка делясь какими-то соображениями.
Но вот Финч-Флетчи дала пас Буту, а он, ловко увернувшись от посланного в него бладжера, забил первый гол. Трибуны взревели, и большинство тут же оказалось на стороне британцев. Пропустив первый гол, норвежцы быстро мобилизовались. Захватив в Плоскогубцы Паркина устремившуюся к кольцам Марию, они заставили ее отлететь в сторону, где ее настиг бладжер. Девушка успела вильнуть в последний момент, так что удар прошел вскользь, но мяч она упустила. Его тут же подхватила Ингун Сульберг. Охотники перестроились в Ястребиную Голову и полетели в атаку на кольца хогвартсцев. Симпатии среди зрителей перераспределились – теперь большинство было на стороне норвежцев.
Вцепившись в перила, Гарри напряженно наблюдал за своими ребятами. Он переживал так, словно сам сейчас был на поле, в то же время радуясь, что наблюдает за игрой со стороны. Только сейчас он почувствовал удовольствие от работы тренером. Скорпиус, время от времени несколько нервно оглядываясь на своих товарищей, парил над полем и зорко вглядывался в каждый блик. На секунду Поттер забыл об игре, но быстро взял себя в руки и продолжил наблюдать.
Счет был уже 80:50 в пользу норвежской сборной, когда одновременно произошло несколько событий. Бут и Поттер выполняли Хитрость Харьковой, когда Малфой рыбкой нырнул вниз, летя практически вертикально. Поттер поймал мяч и устремился к воротам. Поняв, что их обманули, Сульберги резко затормозили и развернулись на метлах, но девушка не удержалась и, потеряв контроль над управлением, начала падать. Ивар, забыв о квоффле, бросился на помощь сестре. На другом конце поля Андеш Слеттебакк повторил действие британского ловца и тоже устремился к земле, пытаясь отыскать взглядом снитч. Даниэльсен чуть-чуть не успел, его пальцы даже скользнули по мячу, но квоффл все-таки залетел в кольцо. Ивар, пытаясь выровнять полет метлы Ингун, потерял контроль над своей. Резко дернув древко на себя, Скорпиус в последний момент выровнялся и пролетел в каких-то полуметрах над землей. Отвлекшийся на него Слеттебакк не успел затормозить и врезался в поле. В это же время Сульберги, окончательно запутавшиеся в своих метлах и том, кого и как спасать, рухнули вниз. Зрители дружно охнули. Не каждый день можно увидеть, как сразу три игрока команды столкнулись с землей. Пока оставшиеся в воздухе норвежцы пребывали в несколько деморализованном состоянии, британцы забили еще один гол и повредили метлу оставшегося охотника.
С начала матча прошло минут семьдесят или восемьдесят – Гарри не мог заставить себя оторвать взгляд от разворачивающихся событий, чтобы посмотреть на часы, когда Скорпиус опять устремился вниз. Наученный горьким опытом, Андеш не стал повторять маневр, а когда он тоже рассмотрел парящий над травой снитч, было уже слишком поздно. Не желая так просто сдаваться, Даниэльсен вжался в метлу и полетел к мячику настолько быстро, насколько это позволяла метла. Заметив, что их ловец не успевает, Гутторсмен на некоторое время забыл про бладжеры, и полетел наперерез Малфою. Не обращая внимания на несущегося прямо на него загонщика, Скорпиус мысленно подгонял "Искру", впиваясь взглядом в золотой шарик, порхающий над травой прямо под ним. Не заставил его оглядеться по сторонам даже просвистевший над ухом бешеный мяч. Поттер рыкнул, когда увидел, как опасно Нотт послала бладжер. Но когда он, не затронув Скорпиуса, врезался в протянутую к прутьям метлы руку Гутторсмена, облегченно выдохнул. И тут же снова напрягся – до земли оставалась пара метров. Все прекрасно видели, что Андеш не успевает. Тренер норвежцев подпрыгивал на месте, хватался за голову и орал что-то на своем языке, но ничего не мог поделать. Малфой в последний момент дернул метлу на себя, накренился, хватая снитч, и свалился на поле, кубарем прокатившись по земле. На секунду все замерли, а потом раздался дружный вопль португальцев. Орали все, даже те, кто под конец матча продолжал болеть за академию Констелашон. Британцы, восторженно ревя, спустились на поле и дружно накинулись на Скорпиуса, обнимая его и хлопая по всему, до чего могли дотянуться. Даже Джеймс не остался в стороне, пару раз крепко стиснув блондина в объятиях.
– Поздравляю, – Мендоса пожал Гарри руку. – Надо дать журналистам возможность сделать пару снимков победившей команды, а потом вы можете отправиться к себе из отведенной вам раздевалки.
Поблагодарив молодого человека, мужчина спустился на поле к своей команде. Ребята уже перестали орать и прыгать. Вместо этого они, кажется, подбадривали своих соперников. По крайней мере, именно на это было похоже их поведение. Игроки пожимали друг другу руки, хлопали по плечам, а некоторые даже обнимались. Мария и Каролина что-то негромко говорили единственной девушке норвежской сборной. Ингун хмурилась, покусывала губы и активно жестикулировала, время от времени морщась, словно ей было больно. Хотя наверняка так и было – все-таки падение на землю не могло пройти бесследно, девушке наверняка требовалась медицинская помощь. Журналисты с восторгом фотографировали царящую на поле идиллию. Когда подошел Гарри, они сделали еще несколько постановочных снимков. Мужчина успел заметить, что Скорпиус двигается как-то неловко. Кажется, не только Сульберг требовался осмотр врача. Поэтому он быстро свернул фотосессию, отмахнулся от просьб дать интервью и повел свою команду в раздевалку, откуда они при помощи двух порталов вернулись в школу.
– Малфой, надеюсь, ты не забудешь заглянуть в медпункт. Встречаемся в муж… – взгляд в сторону Каролины, – женской раздевалке в пять вечера. Не опаздывать, быть всем.
Гарри кивнул сотруднику министерства, пожал руку бывшему коллеге и, больше ни на кого не глядя, отправился в свои комнаты. Он не видел, но слышал, как ученики насели на игроков, пытаясь выяснить, кто победил и другие детали матча.

* * *

Встретившись с командой, мужчина поздравил их с победой, похвалил за хорошую игру, сделал пару замечаний по поводу стратегии, убедился, что Малфой не забыл сходить в медпункт, и отпустил всех отдыхать и праздновать. Он прекрасно понимал, что школа будет всю ночь кутить, поэтому следующую тренировку назначил на понедельник. Оставалось надеяться, что эта победа не вскружит голову ребятам, и следующий матч они проведут не менее хорошо.
Поскольку ему выдались вполне себе свободные выходные, Гарри решил все воскресенье провести с семьей и вернуться в школу только в понедельник. Ему было жаль, что Джеймс и Альбус не с ними, но он не хотел просить директора отпустить их хотя бы на день. Понимал, что МакГонагалл согласится, не глядя на школьный устав, а пользоваться своим положением не хотелось.
Жена поздравила Гарри с победой, попросила передать Джейми, что гордится им. Они сидели на кухне и ужинали. Лили что-то довольно ворковала про нового пушистика, которого ей подарил дядя Джордж. Джинни ласково гладила дочь по волосам и смотрела на мужа глазами, в которых плясали смешинки. Тихий мирный семейный вечер плавно перетек в супружескую ночь.
Уложив девочку спать, Джинни прошла в их с Гарри спальню и, встав на пороге, скинула халатик. Под ним оказалось красивое кружевное белье темно-синего цвета. В голову Поттера невольно закралась мысль, что ей не очень идет этот цвет – он невыгодно оттенял бледность ее кожи. Она становилась похожа на то ли вампира, то ли мертвеца. Стиснув зубы, чтобы не озвучить эту идею, мужчина перевел взгляд на лицо жены. Нижняя губа была слегка прикушена так, что было видно белые зубки – именно так, как он любил. Но почему-то именно сегодня этот жест показался ему чересчур наигранным и вульгарным. Не понимая, что с ним творится, Гарри подошел к женщине и обнял ее за талию, притягивая к себе… и ничего! Обычно в этот момент на него уже накатывало возбуждение, требуя взять Джинни без прелюдий прямо там, где они в этот момент находятся. Но в этот раз ничего подобного не было. Несмотря на рождение троих детей, фигура миссис Поттер по-прежнему была стройной и аппетитной. Гарри чувствовал мягкость груди, тепло тела, но не испытывал по этому поводу никаких эмоций. Решив, что просто утомился, поэтому для возбуждения нужно времени чуть больше обычного, он потянулся за поцелуем. Женщина привычно обняла его за шею, вжимаясь и трясь об его пах.
«Сейчас она проведет руками по груди, потом возьмется за пряжку, расстегнет сначала пояс, а потом – ширинку». Словно какой-то исследователь-натуралист, Поттер отстраненно следил за тем, как Джинни точь-в-точь делает все то, что он мысленно уже предсказал.
Когда они добрались до кровати, Гарри мысленно мечтал о том, чтобы все быстрее закончилось. Заниматься сексом не было никакого желания, но и говорить об этом жене не хотелось. Он чувствовал себя предателем из-за того, что никак не может начать получать удовольствие. Когда женщина запустила пальцы ему в трусы, член пусть и несколько вяло, но откликнулся на ласки. Но желания это так и не пробудило. Мужчина все делал несколько механично, целовал те места, которые надо было поцеловать, сжимал грудь тогда, когда это было нужно. Джинни разметалась под ним, выгибаясь и постанывая. Нависнув над ней, Гарри двигал бедрами и заставлял себя расслабиться. Но чем больше думал об этом, тем больше посторонних мыслей было в голове, и меньше он был сосредоточен на процессе.
– Черт, – резко упав на кровать рядом с женой, Поттер прикрыл глаза ладонью. Член окончательно упал, принеся вместе со стыдом облегчение.
– Что-то случилось? – женщина обеспокоенно приподнялась на локтях, не зная, что делать. То ли броситься утешать и успокаивать, то ли сделать вид, что ничего страшного не произошло.
– Извини, я просто… устал. Давай спать, – повернувшись набок, Гарри укрылся покрывалом, надеясь, что Джинни не начнет его обнимать и целовать, как обычно делала это перед сном. Жена, словно уловив его желания, молча встала с кровати и начала собирать разбросанную одежду. Ей было не по себе, но из-за чего – она не могла понять.

* * *

Вопреки своим изначальным планам, в школу Гарри вернулся в воскресенье утром. С Джинни они практически не говорили и даже старались не смотреть друг другу в глаза. Мужчине было стыдно из-за своих вечерних мыслей, но желания взять жену так и не возникло. Из-за чего молчала его благоверная – он не знал. Наверное, злилась на него из-за инцидента, но желания извиниться перед ней или хотя бы объясниться не возникло.
Идя в сторону Большого зала, Поттер столкнулся со старшим сыном. Окинув его каким-то злым взглядом, Джеймс процедил:
– В школе в воскресенье? Совсем плевать на маму?
Нахмурившись, мужчина взял парня за плечо и, несмотря на вялые попытки сопротивляться, увел его в сторону от любопытных глаз.
– Джеймс, что происходит? С тех пор как я устроился в Хогвартс, ты злишься на меня не переставая.
Дернув плечом, скидывая руку, юноша отошел на пару шагов от отца, словно ему было неприятно находиться рядом с ним.
– Ты и сам все прекрасно понимаешь. Знай – если ты перейдешь черту, я все расскажу маме. Не смей ее обманывать!
Он, кажется, хотел что-то добавить, но в последний момент передумал. Не давая Гарри возможности ответить, Джеймс развернулся и присоединился к спустившимся вниз однокурсникам.
– Ваш сын не больно-то вас любит.
Вздрогнув, мужчина обернулся. В паре шагов от него стоял Тайлер Бут, рассеянно разглядывающий холл перед Большим залом. До сих пор они ни разу не разговаривали. Когда Гарри на тренировках что-то говорил равенкловцу, тот только кивал головой, давая понять, что услышал и понял. На уроках юноша никогда не поднимал руку, а задания выполнял прекрасно, так что не было поводов к нему обратиться.
– Интересное замечание, мистер Бут. Но мне кажется, это касается только меня и Джеймса. Буду благодарен, если Вы не станете об этом распространяться.
Дождавшись утвердительного кивка, мужчина наконец-то дошел до Большого зала. Первым делом он нашел взглядом сидящего среди слизеринцев Скорпиуса и только после этого посмотрел на Джеймса. Сын был поглощен беседой с какой-то девушкой: казалось, странный разговор с отцом его ничуть не занимал. Только заняв свое место за преподавательским столом, Гарри осознал, что произошло.
– Черт! Да что же это творится-то?!
– Простите, что? – профессор Монахэн удивленно посмотрела на коллегу.
– Извините, мысли вслух, – мужчина вымученно улыбнулся и отвернулся, невольно посмотрев на причину своего беспокойства. Насмешливо глядя на Паркинсона, Скорпиус постучал указательным пальцем по лбу. Уилки закатил глаза и уткнулся в свою тарелку, всем своим видом демонстрируя интерес к обеденному меню. Видимо, поняв, что разговор окончен, Малфой отвернулся от друга и перевел взгляд на Гарри. Мужчина вдруг занервничал и повторил жест Паркинсона, нехотя приступив к обеду. Он чувствовал, что что-то происходит, но на этом его понимание заканчивалось.

to be continued...
запись создана: 18.07.2012 в 17:03

@темы: фотошоп, фанфик, слеш, гет, ГП

URL
Комментарии
2012-07-18 в 17:11 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
«Малфой все-таки привлекательный»:vict: да-да, мы то это знаем) а Гаррик поймет, что он лучший)))
Кукла неблагодарная, :hlop::hlop::hlop:

2012-07-18 в 18:24 

Кукла неблагодарная
Eliza Potter-Snape, :gigi: если перестанет упрямиться)

URL
2012-07-18 в 18:33 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
Кукла неблагодарная, чем дольше упрямиться, тем мы дольше будем читать и смаковать :chups::chups:

2012-07-18 в 18:35 

Кукла неблагодарная
Eliza Potter-Snape, :eyebrow: смак я вам обеспечу. я вам такой юст тут покажу! ууу, мама не балуй!

URL
2012-07-18 в 18:42 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
Кукла неблагодарная, *укуталась пледом, взяла чашку каркаде и уселась ждать*

2012-07-18 в 18:46 

Кукла неблагодарная
Eliza Potter-Snape, эм... ну ты дней десять подожди до новой главки х)))

URL
2012-07-18 в 18:48 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
Кукла неблагодарная, *устраиваясь по удобнее* хорошо :friend:

2012-07-18 в 19:02 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
2012-08-13 в 22:55 

А можно поинтересоваться, как зовут красавца, который является "визуальным сопровождением" Альбуса?

2012-08-13 в 22:59 

Кукла неблагодарная
Tatyana Sparrow, Augusto Coelho

URL
2012-08-18 в 21:37 

Та-а-ак, а когда будут новые главы? Если судить по "18.07.2012", то с момента выкладки последней проды прошёл ровно месяц. Месяц!
*скандирует* ПРОДУ! ПРОДУ! ПРОДУ! ПРОДУ!

2012-08-18 в 21:59 

Кукла неблагодарная
Tatyana Sparrow, :shuffle2: ну я тут то свадьба, то работа, то личная жизнь... планировала в ближайшее время снова сесть :shuffle2: так что не ругайтесь

URL
2012-09-02 в 21:49 

tixaia zavodi
Жизнь очень простая штука, если специально не усложнять.
Ох, как всё перекручено...
Скорпиус влюблённый в Гарри, ревность Джеймса, влюблённого в Скорпиуса уже два года, чувства Гарри к Скорпиусу и всё это происходит на глазах у Альбуса, который прекрасно видит, что к чему, и наконец Джинни - пока ничего не понимающая, но уже получившая первый звоночек будущих неурядиц. Мне почему-то их всех стало так жа-а-алко.:small:

Прекрасное продолжение!))):inlove::hlop::hlop:

2012-09-02 в 21:58 

Кукла неблагодарная
tixaia zavodi, да.. я уже тысячу раз пожалела, что не могу поделить Скорпиуса между Джеймсом и Гарри - они же его порвут на британский флаг в порыве соперничества! а так жаль Джеймс - он все-таки мил(((
спасибо!

URL
2012-09-02 в 22:55 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
:hlop::hlop::hlop:
все интереснее :inlove:

2012-09-03 в 08:57 

Кукла неблагодарная
Eliza Potter-Snape, это радует))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Книга пересмешника

главная